Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт
Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт
Сайт "Русская фантастика"
Книги Василия Головачева
О Василии Головачеве
Иллюстрации к книгам Головачева
Форум Василия Головачева
Гостевая книга Василия Головачева
Архив новостей
Библиография книг Василия Головачева Василий Головачев - Циклы Василий Головачев - Романы Василий Головачев - Повести Василий Головачев - Рассказы Василий Головачев - Произведения

Край света

   В поселок Уэлькаль, по сути - стойбище морских охотников - эскимосов и чукчей, расположенное на берегу Восточно-Сибирского моря, Дмитрий завернул не потому, что этого требовал маршрут экспедиции, а по причине бо-лее прозаической: кончились запасы соли. Задавшись це-лью в одиночку обойти все побережье Северного Ледовито-го океана, Дмитрий сильно рисковал, несмотря на то, что за его спиной были десятки других экспедиций по Крайнему Северу России, по островам северных морей и по горным странам. Однако он был не только известным путешест-венником, учеником знаменитого Виталия Сундакова, на-званного королем путешественников, но и специалистом по выживанию в экстремальных условиях, и никого и ничего не боялся.
   Дмитрию Храброву исполнилось тридцать лет. Он был высок, поджар, сухощав, изредка отпускал усы и бород-ку - особенно во время экспедиций, носил длинные волосы и выглядел скорее монахом-отшельником, чем мастером боя и выживания, способным без воды и пищи пройти сотни километров по пустыне. В двадцать два года он закончил журфак Московского госуниверситета, полтора года отрабо-тал в одной из подмосковных газет, женился, но потом ув-лекся путешествиями, и семейная жизнь его закончилась. Жена не захотела ждать мужа, заработка которого не хва-тало даже на косметику, по месяцу, а то и по два - три, и ушла.
   Дмитрий переживал потерю долго, он любил Светлану, и даже подумывал бросить свою карьеру путеше-ственника и исследователя, но учитель и он же инструктор по русбою помог ему развеять тоску, познакомил с археоло-гами, исследовавшими поселения древних гиперборейцев в Сибири, и Дмитрий, загоревшись историей расселения ги-перборейцев по территории России, три года провел за Уралом, раскапывал Аркаим, Мангазею и другие поселения русов, потомков гиперборейцев, много тысяч лет назад вы-садившихся на севере Евразии.
   Он, и покинув археологов, остался исследовате-лем-этнографом, а не просто любителем путешествий, про-должая искать материальные и культурные следы предков там, где в настоящее время редко ступала нога человека.
   Дмитрий неплохо знал фольклор народов Крайне-го Севера, поэтому, планируя экспедиции, руководствовал-ся не своими желаниями, а легендами и мифами, передаю-щи-мися из рода в род. Мечта Дмитрия обойти северное побережье России опиралась на не менее сумасшедшую идею найти легендарный Рамль или Ракремль - древнюю гиперборейскую крепость, около двадцати тысяч лет назад якобы располагавшуюся где-то на Чукотском побережье. Об этом говорили легенды олочей и юкагиров, чукчей и эскимо-сов. А узнал об этих легендах Дмитрий от своего знакомого, охотно спонсировавшего его экспедиции, который в свою очередь был знаком с членами фольклорно-этногра-фической экспедиции профессора Демина, несколько лет исследовавшей Чукотку.
   Рамль искали и до Дмитрия, причем по всему по-бережью Северного Ледовитого океана, от Мурманска до Уэлена, но Дмитрий почему-то был уверен, что повезет именно ему.
   Высадившись в Уэлене в начале июня, когда в этих местах начиналась весна, Дмитрий за два летних ме-сяца прошел около восьмисот километров вдоль побережий Чукотского и Восточно-Сибирского морей, но короткое се-верное лето кончилось, в конце августа температура возду-ха упала до минус восьми градусов, начались снегопады, и темпы движения снизились. Однако отказываться от про-должения пути Дмитрий не собирался и упорно двигался дальше, надеясь к лютым холодам дойти до устья Колымы,- в том случае, если не повезет, и он не отыщет следы самого южного* форпоста Гипербореи.


   
* Гиперборейская цивилизация располагалась на материке, который занимал бассейн Северного Ледовитого океана, и Крайний Север России для него был югом.

   В Уэлькаль Дмитрий попал к обеду.
   Солнце висело низко над горизонтом и готови-лось спрятаться за гряду дальних холмов, с которых начи-налось Чукотское нагорье. Близилась полярная ночь, и дни становились все короче и темней. Дмитрию это обстоятель-ство не мешало, а вот стойбище готовилось к длинной зиме и дорожило светлым временем суток, чтобы успеть выйти лишний раз в море и сделать запасы на зиму.
   Охотники Уэлькаля смогли возродить забытый национальный промысел - охоту на гренландского кита, и за смехотворно короткий летний сезон успевали обеспечивать стойбище уймой деликатесов - мясом нерпы, лахтака, белухи, моржа, китовым мясом и жиром и прочими дарами моря. Но Дмитрию в общем-то эти деликатесы были ни к чему, во время экспедиций он и сам охотился на зверя, лесного и морского, и не переживал, что останется без пищи.
   Уэлькаль представлял собой полсотни яранг - конусовидных строений из деревянных шестов и оленьих шкур, в искусстве возведения которых чукчам и эскимосам не было равных, и деревянных домиков более цивилизо-ванного вида. Домиков насчитывалось с десяток, и четыре из них принадлежали местной власти - жилищно-коммунальному хозяйству, магазину, школе и детскому саду. Все они располагались в сотне метров от берега не как по-пало, а по кругу, точнее - тремя почти точными кругами с общественными строениями в центре, и хотя население стойбища насчитывало всего триста пятьдесят человек, выглядел он не временным лагерем, а чуть ли не городом, выросшим на краю света. Впереди - берег и ледяное море, за спиной - вечно мерзлая тундра с редкими холмами. Ни дорог, ни тропинок, только будто утюгом выглаженное побе-режье Восточно-Сибирского моря.
   Связь Уэлькаля с большим миром случается не чаще пяти-шести раз в год, когда сюда прилетают самолеты с гуманитарной помощью, топливом для местного "флота" - двух моторных вельботов и карбаса, и кое-какими товарами для магазина. Но гости в поселок заявляются чаще, особен-но когда кончается охотничий сезон. Тогда в Уэлькаль при-езжают на вездеходах посланники губернатора - за пушни-ной и барыги, которые за бесценок скупают, а то и на бу-тылку разведенного китайского спирта выменивают пушнину и драгоценное мясо морских белух.
   Обо всем этом Дмитрию поведал Миргачан, местный шаман, ламут или эвен по национальности, который первым встретил путешественника на берегу моря и при-гласил в гости. Жил он в просторной яранге, покрытой дву-мя слоями оленьих шкур. Шкурами его жилище было устла-но и внутри, так что представляло собой роскошную мягкую спальню, способную уместить сразу две-три семьи. Однако шаман - еще не старый человек лет пятидесяти пяти - жил один и жену заводить не собирался. Много лет назад он был охотником, неудачно бросил гарпун в моржа, и тот едва не убил его во время схватки. С тех пор Миргачан хромал, пло-хо видел правым глазом и сторонился людей. Почему он решил стать шаманом, Миргачан и сам не помнил, но про-шел посвящение и поселился в Уэлькале, где нашел пони-мание и покой.
   Дмитрий с интересом оглядел внутреннее убранство яранги, потрогал на полочках вырезанные из китового уса и моржовых клыков фигурки зверей, птиц и людей, бро-сил взгляд на самые настоящие батареи водяного отопле-ния: поселок имел центральную котельную, начальник кото-рой, он же кочегар, пользовался у жителей огромным авторитетом. Цивилизация пришла в этот богом забытый уголок, что подтверждали стоящий у стенки яранги японский теле-визор и электроплита.
   Запахи в жилище шамана вполне соответствова-ли его образу жизни - запахи трав, шкур, китового жира и паленой шерсти. Однако приходилось терпеть, чтобы не обидеть хозяина.
   Лошадь Дмитрий накормил и оставил рядом с оленями, принадлежащими Миргачану; ее он использовал только в качестве вьючного животного, передвигаясь пре-имущест-венно пешком. В яранге было тепло, но разде-ваться Дмитрий не стал, надеясь лишь на беседу с шама-ном, а не на ночлег. Миргачан достал початую бутылку на-стоящей кристалловской водки, вяленую рыбу и особым образом приготовленное нерпичье мясо. От водки Дмитрий отказался, сославшись на веру, запрещавшую ему употреб-лять алкогольные напитки (что в общем-то соответствовало истине), а рыбу и мясо попробовал.
   Миргачан почти свободно владел русским языком и разговорился, обрадованный возможностью пообщаться с человеком "с большой земли". Он рассказал немало любо-пытных историй, две из которых Дмитрий даже записал на диктофон.
   Первая повествовала о встрече охотников с ка-ким-то диковинным "шибко большим" зверем с огромной драконьей головой и длинным костяным гребнем по спине, вторая уходила в дебри времен. Ее якобы рассказал Мирга-чану старый шаман, у которого он учился, и говорила она о появлении в стойбищах охотников каких-то странных людей с двумя лицами, ищущих "дыру в светлый мир".
   Дмитрий, заинтересованный историей, начал бы-ло выспрашивать у хозяина подробности, но в этот момент где-то за стенами яранги зародился неясный шум, разда-лись далекие и близкие крики, и в ярангу, откинув полог входа, нырнул худенький мальчишка с глазами на пол-лица. Он что-то выкрикнул на эскимосском языке, глянул на Дмит-рия и шмыгнул вон.
   - Что случилось?- спросил Дмитрий.
   Миргачан, кряхтя, поднялся.
   - Опять барыги свару затеяли, однако. У нас все-гда так: стоит только охотникам получку получить - они тут как тут. Спирт продают, водку, а кто отказывается - того бьют.
   Дмитрий непонимающе посмотрел на шамана.
   - То есть как бьют? Разве они имеют право при-нуждать человека покупать у них товар?
   Миргачан махнул рукой.
   - Многие и не хотели бы связываться с ними, да выпить любят. К тому же, барыги почти ничего не продают, а меняют.
   - Тем более. А власть как на это смотрит?
   - Какая у нас власть?- снова махнул рукой ша-ман.- Главный бухгалтер, что получку выдает, кочегар Па-лыч, который тоже пьет много, однако, да я вот.
   - А милиция? Участковый?
   - Нету милиции, однако. В Ирпени есть, у нас не-ту. А барыги все здоровые, их боятся. Посиди пока, я по-пробую их успокоить.
   - Я с вами,- встал Дмитрий.
   Они вышли из яранги.
   Было светло, белесое небо казалось покрытым изморозью. Температура в это время года здесь держалась на уровне минус пяти-шести градусов по Цельсию, но ветры зачастую превращали погоду в колотун.
   По стойбищу бродили стайки детей, мужики в за-саленных робах и кирзовых сапогах, старухи и молодые женщины в национальных костюмах, отделанных таким потрясающей красоты орнаментом и мехом, что на их фоне поблекли бы и столичные красавицы в дорогих шубах. По случаю выдачи зарплаты в стойбище начался самый на-стоящий праздник, никто не работал, а самая большая тол-па жителей поселка собралась на центральной площади, у магазина. Там же стоял вездеход приезжих менял, возле которого толклись охотники, пожелавшие обменять пушнину и мясо на водку, курево и другие "блага цивилизации".
   В тот момент, когда Дмитрий и шаман подошли к вездеходу, трое молодцов в черных кожаных куртках били какого-то мощнотелого, но безвольного мужчину в старом десантном комбинезоне. Жители Уэлькаля молча наблюда-ли за избиением. Лишь женщины иногда начинали кричать на молодых людей и умолкали испуганно, когда четвертый приятель менял, не принимавший участия в расправе, с угрозой оглядывался на кричащих.
   Мужчина упал. Молодые атлеты продолжали со-средоточенно бить его ногами, норовя попасть по голове.
   - Прекратите! - сказал Миргачан, выходя из-за спин соплеменников.- Нехорошо, однако.
   - Отойди, хромой,- брезгливо оттолкнул шамана четвертый парень, на голове которого красовался танкист-ский шлем.- Мы только поучим этого мозгляка, чтобы знал, с кем связался.
   Миргачан не удержался на ногах, упал, и Дмитрий не выдержал.
   - Эй, чемпионы, может, хватит?
   Молодцы прервали избиение, оглянулись. Тот, что толкнул шамана, поднял редкие белесые брови.
   - А ты откуда такой выискался, оглобля волоса-тая? Тоже хочешь получить отпущение грехов?
   Не говоря ни слова, Дмитрий помог подняться Миргачану, подошел к мужчине в комбинезоне, скорчивше-муся на утоптанном галечнике, протянул ему руку:
   - Вставайте, я вам помогу.
   На миг показалось, что сквозь черные спутанные волосы на затылке незнеакомца на Дмитрия глянули удив-ленные глаза, но потом это ощущение прошло. Мужчина зашевелился, отнял руки от небритого лица, посмотрел на Дмитрия, прищурясь, молча вцепился в протянутую руку и с трудом встал. Рука у него была горячая и влажная, как у больного гриппом.
   Молодцы с вездехода, ошеломленные вмеша-тельством Дмитрия и его спокойствием, опомнились.
   - Ты чо, ох..л?! - выдохнул "танкист" в шлеме.- Ты за кого заступаешься?! Он же ворюга!
   - Он человек,- хмуро сказал Дмитрий.- А если что и украл, то давайте разберемся.
   - Да не хрен нам разбираться! Не вмешивайся не в свое дело, а то неровен час волосы потеряешь!
   - Я ими не дорожу. А вам советую: забирайте свой товар и уезжайте отсюда.
   Стало совсем тихо. Затем "танкист" изумленно присвистнул, махнул рукой своим заржавшим приятелям, и те бросились на Дмитрия, поддерживающего под локоть избитого незнакомца. Что произошло в следующее мгновение, не понял никто.
   Дмитрий вроде бы и не двинулся с места, и не махал руками, и не прыгал, но все трое нападавших вдруг оказались лежащими на земле лицами в гальку и мерзлую землю, и драка закончилась, не успев начаться. Дмитрий повернул голову к "танкисту", сузил похолодевшие глаза.
   - Уходите отсюда! Мое терпение имеет пределы. Еще раз приедете в поселок - разговор будет другим. Же не компран?
   - Чо?- вылупил глаза "танкист".
   - Понял, мурло?
   "Танкист" облизнул губы, внезапно сунул руку за пазуху и выхватил пистолет. Но воспользоваться им не успел. Дмитрий буквально исчез в том месте, где стоял, оказался вдруг рядом с молодцем в шлеме, вывернул у него пистолет и направил ствол в лоб.
   - Понял, спрашиваю?
   - По-по-по-нял...- вспотел "танкист".
   - Убирайтесь! Живо!
   Вдруг распахнулась дверца вездехода, со звоном ударилась о борт, из кабины на землю спрыгнул какой-то чумазый подросток в ватнике и джинсах, бросился к Миргачану и Дмитрию с криком:
   - Помогите! Я не хочу жить с ними! Они забрали меня насильно!
   Подросток вцепился в шамана, залился слезами, и Дмитрий вдруг понял, что это девушка, очень юная, почти девчонка.
   - Успокойся, однако, - проговорил Миргачан, по-гладив волосы девчушки заскорузлой ладонью.- Кто ты и откуда?
   - Я из Колабельды,- выговорила она, глотая сле-зы.- Меня зовут Инира, они схватили меня и увезли... четвертый день уже...
   Миргачан поймал взгляд Дмитрия, покачал голо-вой.
   - Она из поселка Кола, километров сто отсюда, однако. Инира по-русски - звезда. Родители небось ищут...
   - Нет у меня родителей, я у кайат жила, у тетки...
   - Сколько же тебе лет?
   - Восемнадцать... скоро будет...
   Дмитрий перевел взгляд на "танкиста", и тот от-прянул, поднимая руки, изменился в лице, заскулил:
   - Это не я... это Вахида идея, он взял... а я даже не прикасался к ней...
   Молодцы с исцарапанными о камни и мерзлые комья земли лицами начали подавать признаки жизни, ози-раться, переглядываться. Толпа жителей Уэлькаля вокруг загудела.
   - Их убить надо! - выкрикнула какая-то старуха в драной шубе и бурках.- Сколько людей они обманули! Му-жей спаивали! А они еще и детей крадут!
   Шум усилился.
   - Тихо! - рявкнул Миргачан на сородичей, посмот-рел на Дмитрия.- Бандиты, однако. Их в милицию бы надо. Да только где она, милиция?
   Дмитрий поднял пистолет, посмотрел поверх ствола на побледневшего "танкиста".
   - Будь моя воля, я бы их всех утопил! - Он по-смотрел на спасенного мужчину с заросшим седой щетиной лицом, перевел взгляд на девочку по имени Инира.- У вас есть связь с губернским центром?
   - Есть,- вышла вперед женщина средних лет.
   - Позвоните, передайте приметы этих... продав-цов. Их найдут. А я, когда доберусь до места, продублирую. А теперь пусть убираются!
   - Идите, однако,- махнул рукой Миргачан.- Сюда больше не приезжайте.
   - Тебя не спросили...- "Танкист" осекся, глянув на Дмитрия.- Пушку-то отдай, оглобля, не твоя она.
   Тот подошел к нему вплотную, сказал раздельно:
   - Я человек мирный, но если надо - всех вас по-ложу и в тундре закопаю! Понял? Лучше убирайтесь из этого края. Вернусь - найду!
   Молодцы в куртках попятились к вездеходу, опас-ливо поглядывая на пистолет в руке Дмитрия, забрались по одному в кабину.
   "Танкист" залез последним, приоткрыл дверцу, ощерился:
   - Мы тебя сами найдем, паря! Пожалеешь, что встрял не в свое дело!
   Вездеход заворчал мотором, крутанулся на мес-те, распугивая жителей стойбища, брызнул струями гальки и песка из-под гусениц и помчался вдоль берега, огибая по-селок.
   Спасенный Дмитрием незнакомец бросил на него косой взгляд и молча, припадая на левую ногу, поплелся прочь, боком протиснулся сквозь толпу, исчез. Что такое благодарность, он очевидно не знал.
   Люди начали расходиться, оживленно обсуждая происшествие на смеси эскимосско-чукотского и русского языков. Жены потащили домой упиравшихся мужей, не ус-певших выменять свои товары на спирт. Дети, с уважением глядя на Дмитрия, загалдели, затем разбежались в разные стороны, продолжая свои игры. На площади перед магази-ном остались четверо: Храбров, шаман, девочка Инира и женщина, оказавшаяся главным бухгалтером стойбища по имени Валентина Семеновна.
   - Спасибо вам, что вступились,- сказала она ви-новатым тоном.- Наши мужики трусоваты, да и зависят от барыг, им невыгодно ссориться и заступаться за других. Надолго к нам? Где остановились?
   - У меня,- сказал Миргачан.
   - Я всего на минутку сюда заскочил,- развел рука-ми Дмитрий.- За солью да за спичками. Пойду дальше. По-заботьтесь о девчонке. Ее бы к тетке вернуть.
   - Поживет пока у меня, а через неделю из центра прилетит вертолет за рыбой, и мы ее отправим домой.
   - Не хочу! - выпалила Инира, вырываясь из рук шамана.- Можно, я с вами пойду?- Она умоляюще прижала кулачки к груди.
   Дмитрий отрицательно качнул головой, поежился под взглядом огромных, с косым разрезом, карих глаз.
   - К сожалению, это невозможно. Поход - не про-гулка, а мне не нужны проводники и...- Дмитрий хотел доба-вить: и лишние рты,- но сдержался.
   - Пойдем, милая.- Валентина Семеновна взяла Иниру под руку.- Умоешься, переоденешься, согреешься. Есть хочешь?
   Они пошли прочь. Девушка упиралась, оглядыва-лась, в ее глазах стояли слезы, но Дмитрий покачал головой и отвернулся, понимая, что с такой обузой далеко не уйдет. Да и ситуация складывалась бы двусмысленной: здоровый мужик вдруг решил взять в спутницы молодую девчонку...
   - Спасибо, гирки*,- сказал шаман.- Барыги теперь к нам не приедут, однако. Но будь осторожен, это плохие люди.


   
* Гирки - друг (эвен.)

   Дмитрий кивнул. Он не был уверен, что менялы не вернутся. Они контролировали наверное все стойбища побережья и вряд ли согласны были отказаться от части прибыли, которую получали с "торговой точки" в Уэлькале. Законы здесь, на краю земли, не действовали, и рэкетирст-вующие молодчики сами устанавливали свои законы.
   У яранги шамана стали прощаться.
   - Возьми олешка, однако,- предложил Миргачан.- Лошадь твой далеко не уйдет, замерзнет, а олешек нет.
   - Это было бы неплохо,- с сомнением проговорил Дмитрий,- да ведь мне нечего за оленя дать. Лошадь - не-равноценный обмен.
   - Бери даром,- великодушно махнул рукой ша-ман.- Я не обеднею. Если надо, мне охотники любого олеш-ка приведут.
   - Ну, тогда, пожалуй, можно.
   Дмитрий перегрузил тюки с походным имущест-вом с лошади на красивого оленя, погладил его по шее.
   - А он не убежит?
   - Смирный, однако, не убежит,- осклабился Мир-гачан.
   - Тогда я двинулся дальше. Спасибо за гостепри-имство, за беседу, за оленя. В долгу не останусь. Прощайте.
   Шаман мелко-мелко закивал, сунул Дмитрию вы-резанную из китового уса темную фигурку, напоминающую зверя и человечка одновременно.
   - Это шипкача, добрый дух. Помогать будет, одна-ко, тугныгаков отгонять.
   - Кого?
   - Тугныгаков, злых духов.
   Дмитрий взвесил в руке ставшую теплой фигурку, положил в карман на груди, поклонился (благодарить за такой подарок не полагалось по местным поверьям) и дер-нул за кожаный поясок, заменявший узду. Олень послушно тронулся с места.
   Никто Дмитрия не провожал. Барыги уехали, ажиотаж с обменом и торговлей спал, жители стойбища разошлись по домам. Лишь стайки детей продолжали суе-титься то там, то здесь, изредка появляясь у яранги Мирга-чана.
   Дмитрий оглянулся на краю поселка, но шамана не увидел. "Духовный наставник" стойбища не любил долгих прощаний и скрылся в своем жилище. Зато появился отку-да-то тот самый мужчина в камуфляже, которого избили менялы. Он догнал Дмитрия с непокрытой головой, испод-лобья глянул на оленя, на путешественника, на море.
   - Я знаю, что ты ищешь.- Голос у незнакомца был тонкий, гортанный, необычный.- Могу показать дорогу.
   - Это интересно,- сказал Дмитрий хладнокровно.- Мне казалось, я сам не знаю, куда иду и что ищу.
   - Ты ищешь Рамль. Я знаю дорогу.
   Дмитрий подобрался, ощупал недоверчивым взглядом темное лицо незнакомца, разукрашенное синяка-ми и царапинами, не похожее ни на лицо тунгуса, ни на лицо русского, ни на "лицо кавказской национальности". Снова пришло ощущение, что у мужика не два глаза, а четыре.
   - Откуда вам известно... о Рамле?
   Губы незнакомца сказила усмешка.
   - Это неважно. Ты хочешь найти крепость?
   - Хочу,- подумав, ответил Дмитрий.
   - Я отведу тебя. Ты помог мне, я помогу тебе. Но идти надо быстро.
   - Почему?
   - Они могут вернуться.
   Дмитрий понял, что речь идет о барыгах, избив-ших собеседника.
   - За что они вас били?
   Та же кривая ухмылка.
   - Кто-то украл у них банку кофе, подумали, что это я.
   - Понятно. А откуда вам все-таки известно о Рам-ле?
   - Я тут давно...- Черноволосый здоровяк неопре-деленно пожал плечами. С виду он был силен, как бык, и Дмитрию было непонятно, почему верзила не дал отпора парням с вездехода.
   - Почему я должен вам верить?
   - Как хотите. Можете не верить...
   - Как вас звать?
   - Эвтанай.
   - Далеко нам идти до Рамля, Эвтанай?
   Мужчина посмотрел на низкое солнце, бросил взгляд на оленя, на ноги Дмитрия, словно что-то прикиды-вая.
   - Два дня.
   - Как же ты дойдешь, если у тебя нет ни припасов, ни оружия, ни походного снаряжения? Или болтовня о Рам-ле только прикрытие? И ночью ты меня ограбишь и скро-ешься?
   - У меня есть оружие.- Эвтанай сунул руку за шею и вытянул длинный нож, сверкнувший ярким голубым бле-ском.- Мне ничего не надо. Я дойду.
   - Ладно, присоединяйся,- согласился наконец за-интригованный Дмитрий.- Но предупреждаю: замечу что подозрительное - церемониться не буду. Это я с виду толь-ко смирный, но ты видел, как я могу защищаться.
   - Мне нет смысла хитрить. До Рамля одному не дойти.
   - Почему? Я бы дошел, если бы знал координаты.
   - Рамль защищен... он окружен ведьминым коль-цом... нужен такой человек как ты, чтобы никого и ничего не бояться.
   Дмитрий хмыкнул, с сомнением оглядел ничего не выражающее лицо Эвтаная и дернул за оленью узду.
   - Ну что ж, потопали.
   Вскоре поселок охотников скрылся из виду.
   За два часа путники отмахали вдоль берега моря около десяти километров, остановились перевести дух, и в это время сзади на серо-белой глади берега появилась точка, превратилась в догоняющего их человека, и челове-ком этим оказалась девушка Инира, одетая в оленью парку, ичиги и нерпичью шапку, раскрасневшаяся, умытая, приче-санная и невероятно красивая. В руке она держала не-большую меховую сумку.
   - Я с вами! - выпалила она, останавливаясь, за-пыхавшись от бега.- Пожалуйста, возьмите меня с собой.
   Глаза Эвтаная недобро сверкнули.
   - Уходи! - бросил он неприветливо.- Тебе нельзя там, где мужчины. Плохо будет.
   Инира умоляюще посмотрела на Дмитрия.
   - Я вам не помешаю, я выносливая. Вот, даже еду взяла.- Она приподняла сумку.- Сушеное мясо и хлеб.
   Дмитрий улыбнулся.
   - Этого не хватит даже на день пути, а до бли-жайшего стойбища километров триста. Ты не дойдешь. Возвращайся.
   Инира гордо вскинула голову.
   - Я в школе бегала быстрее всех! Я дойду! Не за-хотите меня взять, я пойду за вами сама.
   Дмитрий и Эвтанай перегллянулись. Черноволо-сый проводник покачал головой.
   - Она совсем молодая, глупая, нельзя ей с нами. Совсем нельзя.
   - Прогоним - она пойдет за нами.
   - Я отведу ее в поселок и оставлю.
   - Не подходи, двулицый! - Инира проворно доста-ла из-под полы парки нож с изогнутым лезвием.- Глаз выко-лю!
   Дмитрий поднял бровь, посмотрел на спутника, ничуть не смутившегося угрозы, на девушку.
   - Почему ты назвала его двулицым?
   - Я видела его в Колабельды, он ссорился с каки-ми-то парнями, и они называли его двулицым.
   - Может быть, двуличным?
   - А какая разница?- удивилась Инира.
   Дмитрий усмехнулся.
   - Действительно, почти никакой. Давай догово-римся, путешественница. Мы возьмем тебя с собой только при одном условии: не жаловаться! И слушаться. Иначе лучше отправляйся обратно. Договорились?
   - Да-да,- радостно закивала девушка.- Я буду по-слушная.
   - Кстати, нехорошо, что ты убежала от приютив-ших тебя людей, да еще забрала у них продукты и одежду.
   Инира вспыхнула, понурила голову. потом по-смотрела в глаза Дмитрию:
   - Я все верну! И я написала Валентине Семенне записку, чтобы она не беспокоилась.
   - Мы теряем время,- угрюмо проговорил Эвтанай.- Я против, чтобы она шла с нами, хлопот не оберешься.
   Дмитрий и сам думал так же, но и прогонять уп-рямую аборигенку (интересно, кто ее родители? По всему видно, кто-то из них был эскимосом, а кто-то русским) не спешил. И смотрела она так жалобно и вместе с тем с таким вызовом, что можно было не сомневаться: она и в самом деле способна сопровождать их в отдалении.
   - Присоединяйся,- сказал Дмитрий со вздохом.
   Глаза девушки просияли. Она бросилась к нему, но застеснялась, остановилась и, повернувшись к Эвтанаю, показала ему язык.

***

   За два дня они преодолели шестьдесят два кило-метра и приблизились к отрогам Чукотского нагорья, скрыв-шим за собой низкое солнце. День от ночи теперь можно было отличить только по светящемуся небосводу, да и дли-лось светлое время суток всего около четырех часов. Столько же продолжались сумерки, а остальное время за-нимала надвигающаяся полярная ночь.
   Чем руководствовался Эвтанай, ведя небольшой отряд зигзагом, никто не знал. Однако на исходе вторых суток он свернул на юго-запад, и отряд стал удаляться от ровного берега моря. Начались пологие холмы, гряды, до-лины, болотистая, еще не окончательно заледеневшая тун-дра сменилась каменистыми осыпями и голыми проплеши-нами с редким кустарником и куртинами трав.
   Птицы уже улетели из этих краев, за исключением белой куропатки, остающей на зиму, и Дмитрий изредка охотился на птицу, добывая по несколько штук для обеда или ужина.
   Комары, в летний период - настоящее бедствие для животных и человека, с наступлением холодов исчезли, а за ними ушли и птичьи стаи, не успевающие летом погло-щать внезапное изобилие пищи. Лишь изредка встречались полярные совы, гонявшиеся за леммингами и зайцами, ко-торые тоже оставались на зиму, да малые веретенники и пуночки.
   Олень, подаренный Дмитрию шаманом Уэлькаля, оказался смирным и выносливым животным, успевавшим насытиться лишайником во время стоянок. Люди естествен-но питались разнообразнее, но не намного: вяленое и су-шеное мясо - пеммикан, рыба, которую очень ловко ловил Эвтанай, да мясо куропаток, приготовленное на костре. Хлеб Иниры был съеден давно, поэтому обходились без него. Костры разводили из плавника на берегу и сухих ле-пешек лишайника, иногда подбрасывая встречавшиеся на пути, ставшие рыхлыми кости животных.
   Дмитрий походную жизнь переносил абсолютно спокойно, как и полагается путешественнику с его стажем. Эвтанай также шагал неутомимо и быстро, не обращая внимания на условия сурового края, хотя ел он редко и только рыбу, когда случалось ее поймать. Однако и девушка Инира, оказавшаяся наполовину украинкой, наполовину эскимоской, не жаловалась на трудности похода, держалась бодро и жизнерадостно, часто пела заунывные эскимосские песни и не донимала своих спутников расспросами или пус-топорожней болтовней.
   Ее ичиги из оленьих шкур, подшитые снизу вто-рым слоем кожи, к счастью, оказались прочными, и Дмит-рию, знавшему, как быстро изнашиваются ботинки в здеш-них условиях, заботиться о смене обуви не пришлось. Да и температура воздуха пока держалась на отметке минус восьми-десяти градусов, не заставляя путешественников кутаться в меха и закрывать лица шарфом.
   Дмитрий не раз потом размышлял о причине, за-ставившей его взять с собой Иниру, и пришел к в ыводу, что он сделал это вопреки желанию Эвтаная, который таинст-венным образом узнал о цели путешествия Храброва и вел себя подозрительно. О том, что девушка просто понрави-лась Дмитрию, он не решился признаться даже себе само-му.
   На третьи сутки Эвтанай впервые начал прояв-лять беспокойство. То и дело останавливаясь, он подолгу разглядывал сопки и склоны холмов, всматривался в зем-лю, поглядывал на небо и что-то ворчал под нос. За этот день они прошли всего километров пятнадцать и достигли первых скал и каменистых осыпей края плато, постепенно поднимавшегося в горы. Эвтанай некоторое время изучал местность, сунулся к одной группе скал, к другой и глухо проговорил:
   - Меня сбивают... уводят от цели... не могу найти тропинку...
   Дмитрий и сам видел, что они кружат на месте, несколько раз меняя направление пути, но считал, что про-водник просто вспоминает приметы и ищет кратчайшую дорогу к цели.
   - Кто сбивает?- поинтересовался он.
   - Духи крепости...
   - Чем я могу помочь? Что нужно делать?
   - Надо идти прямо... эти скалы - ключ к воротам в долину, где стоит... стояла крепость.
   - Прямо - это куда? На юг? На запад? На восток?
   Эвтанай посмотрел на темное небо, затянутое пеленой облаков, на скалы, ткнул пальцем справа от них:
   - Туда.
   - Значит строго на юго-запад,- уточнил Дмитрий.- Что ж, завтра отправимся в ту сторону. Ты уверен, что Рамль стоит именно там?
   - Он скрыт от глаз... но вход в долину, где он сто-ял, там.
   - Хорошо. Ищем место для ночевки, собираем все, что горит, и отдыхаем.
   Они выбрали ровную площадку за группой огром-ных каменных глыб, так, чтобы они защищали их от ветра, разбили палатку, развели костер. Палатка была небольшая, одноместная, Дмитрий во время походов спал в ней один, теперь же их было трое, и первое время они спали втроем, в тесноте, оставляя припасы и походный инвентарь снару-жи. Потом Эвтанай стал отказываться от совместного раз-мещения, спал он плохо, метался, вскрикивал по ночам, и в конце концов Дмитрий махнул на него рукой. Уже третью ночь они с Инирой проводили вместе, она - в его спальнике, он - закутавшись в одеяло, и это устраивало обоих. Хотя речи и близости не было. Инира оказалась неглупой и начи-танной девчонкой, жадной до расспросов о столичной жизни и о мире вообще, и Дмитрий с удовольствием отвечал на ее вопросы, чувствуя растущее влечение, но пресекая все не-скромные мысли.
   Он не удивился, когда она, тихонько раздевшись в спальном мешке, скользнула к нему под одеяло, но пре-одолел желание и долго рассказывал девушке о своей лич-ной жизни, чтобы не обидеть и в то же время не совершить ошибку. Вскоре она доверчиво уснула у него на груди, а он, обнимая ее юное, вкусно пахнущее тело, с удивлением и трепетом вслушивался в ее дыхание и думал, что никогда не поверил бы тому, кто рассказал бы ему подобную исто-рию. Но твердо знал, что поступил правильно. Инира была достойна большего, чем то, что он мог ей предложить в данный момент.
   Потрескивал костер. Посвистывал ветер в скалах. Эвтанай уходил куда-то, возвращался, ворчал, подбрасы-вал в костер ветки. По пологу палатки бродили тени. Дмит-рий поцеловал Иниру в ухо и уснул...
   Встали в начале девятого утра, хотя было еще темно: рассвет здесь начинался после десяти. Позавтрака-ли и выступили в путь, держа курс на юго-запад: впереди Дмитрий с Инирой, сзади Эвтанай, сгорбившийся, мрачный, не смотревший по сторонам.
   Таким образом прошагали несколько километров, выбирая более или менее ровные участки рельефа, огибая скалы и длинные каменистые языки моренных гряд. К две-надцати часам окончательно рассвело, хотя солнце так и не показалось над горизонтом. На Чукотском нагорье начались долгие осенние сумерки.
   Дмитрий внезапно заметил, что отклонился от выбраннаго направления к северу. Стал чаще поглядывать на компас. Однако и это не помогло. Стоило немного от-влечься, задуматься о чем-нибудь другом, как траектория их движения сворачивала в сторону, и отряд начинал идти зигзагом, петлять, словно его сбивала с пути какая-то недо-брая сила. Дмитрий поделился своими наблюдениями со спутниками, и Эвтанай глухо произнес:
   - Это ведьмино кольцо... духи не пускают нас в крепость... может быть, мы вообще туда не попадем...
   Дмитрий внимательно посмотрел на него.
   - Ты уже пробовал найти Рамль?
   Эвтанай отвернулся, затем нехотя признался:
   - Много раз... со всех сторон... неудачно...
   - И что же ты рассчитываешь там найти?
   Глаза черноволосого проводника - он так и шел без шапки - сверкнули. Он долго не отвечал, ковыряя нос-ком мокасина мерзлый лишайник, покосился на Иниру, взо-бравшуюся на камень.
   - В крепости много всего...
   - Точнее?
   Снова долгое молчание.
   - Вот что, дружище,- рассердился Дмитрий,- или выкладывай все, что знаешь, или я поворачиваю обратно!
   Эвтанай вскинул голову, оценивающе посмотрел на путешественника и понял, что тот не шутит.
   - Там... сокровища... всякие... По легендам Рамль накрыла волна цунами, и все так и осталось нетронутым... А оставшиеся в живых потом договорились с духами об охра-не крепости.
   - Ты так уверенно говоришь, будто присутствовал при этом.
   Эвтанай глянул на Дмитрия исподлобья, хотел что-то сказать, но в этот момент раздался звонкий голосок Иниры:
   - Там впереди что-то светится!
   Эвтанай вздрогнул, бросился к растрескавшейся глыбе камня, на которую взобралась девушка, в мгновение ока залез наверх. Дмитрий присоединился к ним, козырьком приставил ко лбу ладонь и увидел среди пирамидальных скал в пяти-шести километрах на юго-западе какое-то при-зрачное свечение.
   - Что это может быть?
   - Крепость! - выпалила Инира. Она не вмешива-лась в разговоры мужчин, но прислушивалась к ним и знала о цели похода.
   - Странно...- глухо буркнул Эвтанай, неотрывно глядя на облачко свечения.- С такого расстояния крепость не должна быть видна... но, может, что-то изменилось...
   Волосы на затылке проводника шевельнулись, в них что-то блеснуло; Дмитрию показалось - глаз! Но в это время Эвтанай вдруг спрыгнул со скалы на землю и, ни сло-ва не говоря, бросился между каменными глыбами по на-правлению к светящимся скалам.
   - Ты куда, Эвтанай! - окликнул его Дмитрий.- По-дожди!
   Проводник не ответил, исчезая из виду.
   - Что это с ним?- удивилась Инира.- С ума сошел?
   - Он решил, что может теперь обойтись без нас,- пробормотал Дмитрий, переживая неприятное чувство гад-ливости; перед мысленным взором все еще стоял влажный блеск глаза на затылке проводника.
   - Надо его догнать! А то он все себе присвоит!
   - Не присвоит,- усмехнулся Дмитрий.- Я вообще не уверен, что мы что-нибудь найдем.
   Инира удивленно подняла брови.
   - Зачем же тогда ты согласился искать эту гипро-бейскую крепость?
   - Гиперборейскую,- поправил ее Храбров.- Однако уж очень хотелось бы, чтобы местные легенды отражали реальные события прошлого. Если мы обнаружим остатки Рамля - войдем в историю, как Шлиман! Их многие искали, да так и не нашли.
   - Кто такой Шлиман?
   - Ученый, который нашел и раскопал Трою.
   - Что такое Троя? Тоже крепость?
   - Нечто вроде этого.
   Дмитрий слез со скалы, подал руку Инире, но она легко спрыгнула сама.
   - Поехали, посмотрим, что там светится.
   Они двинулись вслед за Эвтанаем, прислушива-ясь к шорохам ветра в скалах. Где-то далеко закричала не то чайка, не то сова. Откуда-то прилетел странный звук, похожий на рычание мотора. Стих. Дмитрий и Инира пере-глянулись. У обоих мелькнула одна и та жы месль: везде-ход! Однако звук больше не повторился, и Дмитрий зашагал дальше, выдвинув из седельной сумки на всякий случай приклад охотничьего карабина "Сайгак".
   Тропинка, по которой они двигались в сторону свечения, вскоре превратилась в расщелину, а затем и в самое настоящее ущелье, прорезавшее скалы и горные склоны. Оно было почти прямое и узкое - двоим не разой-тись, но все же достаточной ширины, чтобы по нему могли двигаться люди и даже олень с поклажей.
   Преодолев несколько километров в сгущающихся сумерках, они вышли на край долины и остановились, не веря глазам. Перед ними на дне чашеобразной впадины стоял светящийся призрачный замок, чем-то напоминающий древние русские крепости - кремли: московский, нижегород-ский, смоленский и другие. Рамль! Его стены и башни зыби-лись, переливались волнами света, словно сотканные из световых вуалей, испускали серебристое лунное сияние, подрагивали, сказочно красивые и гармоничные. Но стоило путешественникам сделать еще один шаг, как сияние вдруг погасло, башни и стены Рамля исчезли, и перед глазами ошеломленных путников предстали... развалины!
   - Ой! - испуганно остановилась Инира.
   Дмитрий замер, глядя на зубцы и неровные линии кладки и остатков стен. Затем попятился и вздрогнул, снова увидев сияющие стены и башни крепости.
   - Дьявольщина!
   - Что?- оглянулась девушка.
   - Подойди ко мне.
   Инира послушно вернулась к нему и не удержа-лась от изумленного вскрика:
   - Кана иктлынкут! - Виновато посмотрела на Дмитрия.- Извини, я от неожиданности...
   Он понял, что девушка выругалась на своем язы-ке. Сделал несколько шагов вперед и уже спокойнее вос-принял происшедшую метаморфозу сверкающего древнего кремля в развалины. Проделав ту же процедуру еще раз, Дмитрий определил границы таинственного превращения крепости в руины и понял, почему Эвтанай говорил о ведь-мином кольце, отводящем путников от древнего сооруже-ния: увидеть Рамль таким, каким он был когда-то, можно было только в пределах этого самого кольца.
   Окончательно стемнело. Олень вдруг заупрямил-ся и наотрез отказался следовать дальше за хозяином. Пришлось оставить его у внешней границы магического кольца, привязав за ногу к камню. Дмитрий взял карабин и направился к величественным даже в нынешнем состоянии стенам гиперборейского форпоста, сложенным из гранит-ных блоков и базальтовых плит. Сбитая с толку, зачарован-ная Инира вцепилась в рукав его куртки, пытаясь не отстать.
   В свете фонаря показались уложенные в шахмат-ном порядке шестиугольные плиты - темные и светлые. Очевидно, это были остатки дороги, ведущей в крепость. Приблизились гигантские, внушающие трепет, каменные врата с покосившейся, готовой свалиться балкой, на выпук-лых ромбических пластинах которых были вырезаны какие-то письмена и геометрические фигуры. Некоторые буквы письмен походили на старославянские "г", "р" и "а". Однако прочитать, что начертано на вратах, Дмитрий не сумел.
   - Надо пройти туда, посмотреть...- прошептала Инира, вздрагивая в нервном ознобе.
   Дмитрий осветил груды каменных блоков, за ко-торыми начинались остатки стен. Некоторые были доста-точно низкими, чтобы через них можно было попытаться перелезть, цепляясь за неровности, выбоины и выступы. Интересно, как пробрался в крепость Эвтанай?- пришла мысль. И почему он так спешил, бросив спутников? Что на-деялся найти здесь? И вообще: кто он такой на самом деле, двулицый? Почему иногда действительно кажется, что на затылке Эвтаная есть еще два глаза?..
   - Ну что, полезли?- Инира нетерпеливо дернула Дмитрия за рукав, не понимая, почему он медлит.- Здесь по-моему можно подняться.
   - Давай обойдем развалины, попробуем найти более удобный проход. Знать бы, где прошел наш угрюмый спутник...
   - Лучше не надо,- быстро сказала Инира и нервно засмеялась.- Он странный... чужой... и недобрый! Я его бо-юсь!
   Дмитрий двинулся влево, выбирая дорогу между камнями. Луч фонаря то и дело выхватывал из темноты вставшие торчком плиты, погруженные в каменно-песчаные осыпи блоки и камни, рваные земляные валы и языки щеб-ня. Взобраться по ним на мощную стену Рамля было про-блематично. Повинуясь голосу интуиции, Дмитрий вернулся к воротам в крепость.
   Правая сторона древнего сооружения сохрани-лась лучше, хотя ни одна из башен не уцелела. Зато вторая от ворот башня оказалась расколотой снизу доверху, и в эту щель можно было пролезть, взобравшись на груду рухнув-ших сверху блоков. Возможно, через эту брешь на террито-рию древней крепости проник и Эвтанай.
   - Странно...- пробормотала Инира.
   - Что?- не понял Дмитрий, прикидывая, как легче пробраться в башню.
   - Почему развалины не светятся... Издали светят-ся, а вблизи...
   - Возможно, срабатывает какой-то эффект...
   - Колдовство?
   Дмитрий улыбнулся.
   - Кто знает? Может быть, и колдовство. Сущест-вует гипотеза, что древние гиперборейцы, населявшие де-сятки тысяч лет назад северный континент - где теперь льды, были магами. Волшебниками.
   - А если они здесь прячутся?! - наивно испугалась Инира.
   - Этой крепости не менее двадцати тысяч лет. Так долго не живут даже волшебники.
   Взобравшись на вал из обломков стен и башни, они через щель, оказавшуюся достаточно широкой, проник-ли внутрь основания башни. Обломков и камней и здесь хватало, однако между ними все же оставались проходы, по которым путешественники и двинулись в обход помещения, форму которого понять было трудно из-за нагромождения рухнувших стен и свалившихся с потолка глыб. А затем в толстом слое пыли, покрывавшем пол помещения, Дмитрий увидел следы.
   - Мы не ошиблись,- сказал он негромко, разгля-дывая нечеткие - человек бежал - следы.- Двулицый тоже выбрал этот путь.
   - Эвтанай?
   - Больше некому. Да и следы свежие.
   Дмитрий направился по следам, пересекающим низкое помещение в основании башни почти точно по пря-мой. Складывалось впечатление, что Эвтанай з н а е т, куда идет. Возможно, он уже бывал здесь, пришла неожи-данная и неприятная мысль.
   Следы привели к внутренней стене башни, и в свете фонаря показались ступени лестницы, винтом уходя-щие вниз. Пыли на них почему-то не было, словно ее со-брали пылесосом, и они отсвечивали полупрозрачным чер-ным стеклом и такой полировкой, будто были только что уложены. Дмитрий посветил в проем, но лестница закручи-валась по спирали, и увидеть, что там находится внизу, на удалось.
   - Мне... страшно! - поежилась Инира.- Разве обя-зательно туда лезть, за двулицым?
   Дмитрий осветил пол, потолок помещения, под-держиваемый плитами и балками из все того же похожего на черное стекло материала, перевел луч на стену и увидел невдалеке аркообразную нишу. Это был выход из башни во двор, точнее, на территорию крепости. Когда-то он закры-вался деревянной дверью, но время не пощадило дерево, и от двери остались всего несколько толстых поперечных перекладин, висящих на почерневших металлических пет-лях.
   - Давай посмотрим, что там снаружи. Потом вер-немся.
   Дмитрий углубился в нишу высотой в два челове-ческих роста, зашагал к двери, разгребая пыль. Дотронулся стволом карабина до расщепленных заостренных перекла-дин (возможно, дверь была взорвана), попытался толкнуть их, и они рассыпались в труху. Луч фонаря осветил камен-ные плиты площади, в трещинах и выбоинах, груды камней и осколков стен. За ними виднелись смутные силуэты каких-то куполов и рухнувших башен, горы камней, шпили, огром-ные арки, но света фонаря не хватало, чтобы рассмотреть всю обширную территорию крепости. Это можно было сде-лать только днем.
   - Там что-то светится...- прошептала Инира.
   Дмитрий выключил фонарь и увидел встающее над пирамидальными горами камней облачко тусклого серо-го свечения.
   - Что это может быть?..
   Дмитрий погладил вздрагивающие пальцы де-вушки, вцепившиеся в его локоть.
   - Туда нам по этим горам не добраться. Тут сам черт ногу сломит!
   - Тогда давай вернемся и дождемся утра...- робко предложила Инира.
   - Раз уж пришли, проверим, куда ведет лестница,- решил Дмитрий, сам не испытывая особого желания лезть в темноте неизвестно куда.- Эвтанай тоже спустился вниз, вот и посмотрим, куда он направился.
   Они начали спускаться по лестнице, считая сту-пени и стараясь ступать бесшумно. На сорок девятой сту-пеньке - ступени были очень высокими, чуть ли не полумет-ровыми, идти по ним было нелегко - лестница закончилась, и разведчики оказались в сыром шестиугольном помещении с низким сводчатым потолком и квадратными в сечении колоннами из все того же материала, похожего на черное стекло.
   Пол помещения, сложенный из шестиугольных каменных плит, был покрыт зеленым налетом, скользким и неприятным на вид,- не то плесенью, не то слизью,- и на нем отчетливо отпечатались следы сапог Эвтаная, ведущие в коридор через арочный проход. Переглянувшись, Дмитрий и спутница шагнули в коридор.
   Луч фонаря отразился от стен тоннеля, сложен-ных из глыб черного стекла, покрытых трещинами и серыми натеками. Кое-где в стенах зияли вывалы и бреши, но пол коридора тем не менее был чист, не считая плесени, будто выпавшие из стен блоки кто-то унес. Коридор был пирами-дальным в сечении и довольно высоким. По нему мог бы проехать и трамвай. Вел он к центру крепости, как прикинул Дмитрий, но оказался гораздо более длинным, если судить по размерам долины, в которой покоились руины Рамля. Путники отмахали по нему километра три, не встретив ника-ких препятствий, пока он не свернул, а затем пошел в об-ратном направлении - по первому впечатлению. Однако и этот коридор вскоре повернул и, насчитав несколько таких колен, Дмитрий понял, что подземный ход представляет собой спираль или скорее меандр, и что они все еще нахо-дятся под территорией крепости.
   Инира притихла, придавленная тяжелой атмо-сферой подземелья. Дмитрий и сам чувствовал растущее беспокойство и дискомфорт, но следы Эвтаная все так же вели в таинственную темноту подземного коридора, проло-женного в незапамятные времена, и сворачивать с полпути не хотелось. Еще через несколько минут впереди забрезжил слабый свет.
   Дмитрий замедлил шаг, взвесил в руке карабин, успокаивающе погладил плечо девушки.
   - Не бойся, наш проводник не спешил бы туда, зная, что развалины опасны.
   - Все равно страшно,- несмело улыбнулась Ини-ра.- Странно, что коридор так хорошо сохранился... наверху все разрушено...
   - Да, странновато,- согласился Дмитрий.- Меня тоже кое-что смущает. Например, почему развалины Рамля до сих пор не найдены. Ведь они должны быть хорошо вид-ны с высоты.
   - Может быть, ведьмино кольцо отводит взгляд?
   - Взгляд - да, но не аппаратуру аэрокосмической съемки. Может быть, Эвтанай объяснит нам эти загадки? Если мы его догоним...
   Коридор свернул в очередной раз, и Дмитрий вы-ключил фонарь. Впереди стал виден светлый прямоуголь-ник входа в какое-то подземное помещение, откуда и стру-ился в тоннель зеленовато-серый свет.
   Внезапно раздался шелест крыльев, и на замер-ших людей с пронзительными криками бросилась стая ле-тучих мышей. Инира вскрикнула, закрывая лицо руками и присела. Дмитрий отмахнулся карабином - раз, другой, тре-тий... В кармашке на груди шевельнулся вдруг и стал горя-чим подаренный шаманом оберег - шипкача. И тотчас же летучие мыши пропали, будто их и не было. Дмитрий опус-тил карабин, покрутил вокруг себя лучом фонаря, сказал глухо:
   - Кажется, начинается...
   - Что?! - вскинулась Инира. озираясь.
   - Ничего... это было просто наваждение.
   - Это было колдовство! - покачала головой де-вушка.
   Через минуту, набравшись храбрости, они двину-лись дальше и вскоре подошли к сводчатому проему в тупи-ке тоннеля, из которого сочилось пепельно-серебристое свечение. Дмитрий сунул в проем карабин, собираясь от-скочить назад в случае каких-то угрожающих реакций со стороны невидимых защитников подземелья. Ничего не произошло. Тогда он шагнул вперед и оказался в гигантском квадратном зале с пирамидальным потолком из черного стекла, под сводом которого висел странный корявый на-рост в форме двойного косого креста из ослепительно бело-го - после темного коридора - материала. Этот крест и ис-пускал тусклое мерцание, едва освещавшее зал. Но глав-ным объектом подземелья был не он, а прозрачный купол в центре под крестом, накрывающий какое-то огромное слож-ное сооружение из перламутровых чешуй, ребер и ажурных "снежинок", напоминающее одновременно ковчег и трон.
   - Вот это да! - не удержался от восхищения Дмит-рий.- Глазам не верю! Неужели здесь уцелела такая ценная конструкция?!
   - Может быть, мы спим?- слабым голосом отозва-лась Инира.- Или с ума сошли?
   - С ума поодиночке сходят,- вспомнил Дмитрий известный старый мультик.- Но свихнуться от таких находок недолго.
   Он осторожно двинулся к прозрачному куполу, внимательно глядя под ноги, чтобы избежать каких-либо ловушек. Пол в подземном зале был черный, гладкий, чис-тый, и следов Эвтаная на нем видно не было. И в какой-то миг вдруг произошла удивительная метаморфоза: Дмитрий сделал шажок, и выпуклый бликующий купол с отчетливо видимым сооружением внутри как бы провалились под пол и превратились в нечто противоположное тем объектам, которые видел глаз. Купол стал чашевидным углублением, а "ковчег-трон" "вывернулся наизнанку" и образовал в этом идеальной формы "кратере" еще одно углубление, поверх-ность которого отпечатала все детали прежнего объемного сооружения.
   Дмитрий вздрогнул, замер на месте.
   Что-то прошептала Инира.
   В тишине раздался странный звук, напоминаю-щий короткий раскатистый смешок. Дмитрий обвел стены зала лучом фонаря, но ничего и никого не увидел.
   - Давай вернемся...- почти беззвучно проговорила Инира.- Здесь прячутся духи... они нас сожрут... или превра-тят в камни...
   - Пусть попробуют,- пробормотал Дмитрий, вы-ключая фонарь, затем приблизился к краю чашевидной по-лости и стал разглядывать "отпечаток трона".- Туда можно спуститься. Видишь ребра? Чем не ступеньки?
   - Не надо! - испугалась девушка, замотала голо-вой.- Вдруг проснется хозяин и рассердится на нас?
   -- Какой хозяин?- не понял Дмитрий.
   - Ну, кто здесь живет... я его чувствую... лучше ни-чего не трогать.
   - Подожди меня здесь, я спущусь и посмотрю этот "трон" изнутри. Не бойся, никого здесь нет.
   - А двулицый?
   - Эвтанай наверняка был здесь и, может быть, еще объявится. Из карабина стрелять умеешь?
   - Не пробовала.
   - Вот предохранитель. В случае чего сдвинь его, отожми вот эту скобу и стреляй.
   - А ты как же?
   - Во-первых, ничего опасного я не вижу. Во-вторых, скоро вернусь. В-третьих, оружие не всегда гаран-тирует безопасность. К тому же у меня есть пистолет, кото-рый я отобрал у бандитов.
   Дмитрий стал осторожно спускаться по гладкой поверхности "кратера" к ребристому отпечатку, похожему на лестницу. Но глубоко проникнуть в "наизнанку вывернутый трон" не успел. Внезапно в зале появились какие-то люди, бросились к чашевидной впадине. Инира обернулась, под-няла карабин, но ее сбили с ног, и на краю впадины объя-вились четверо парней в черных кожаных куртках. Барыги с вездехода, безжалостно избивавшие Эвтаная в поселке Уэлькаль.
   - Привет, оглобля,- раздался насмешливо-издеватель-ский голос парня в танкистском шлеме.- Давно не виделись. Что это ты там потерял?
   Дмитрий оглядел фигуры парней, держащих в ру-ках пистолеты; у танкиста" был автомат - десантный "ка-лашни-ков", что говорило о серьезности намерений этих людей.
   Имея такой арсенал, они спокойно могли уложить всех нас еще в Уэлькале, пришла трезвая мысль. Почему же они так поспешно ретировались?
   - Ну, что, мастер, не хочешь потягаться с нами еще раз? Ты тогда так наглядно продемонстрировал нам свое мастерство.
   Инира пошевелилась, протянула руку к карабину, и "танкист" ударил ее ногой в бок, отбрасывая в сторону.
   Дмитрий потемнел.
   - Не бей ее, скотина!
   - А то что?- осклабился "танкист".- Ты позвонишь в милицию? Или попытаешься самолично защитить ее честь и достоинство?
   Троица его спутников заржала. "Танкист" снова ударил Иниру ногой, и Дмитрий начал бой в самом невыгод-ном положении, какое только можно представить.
   Он находился в "кратере" на глубине примерно четырех метров, и для того, чтобы уравновесить шансы, ему надо было сократить число противников и подняться наверх по гладкой поверхности чаши. Но за ним следили четыре пары глаз и четыре дула, и начинать д в и ж е н и е перво-му было безумством.
   И в этот момент снова заставила обратить на се-бя внимание Инира. Она откатилась в сторону и приглушен-но крикнула:
   - Иктлынкут!
   "Танкист" невольно отвлекся на мгновение, оза-даченно оглядываясь, и Дмитрий включил т е м п.
   Он выстрелил в крайнего слева парня из пистоле-та, отобранного у "танкиста" еще в Уэлькале, мигом взлетел вверх по довольно крутой стене углубления, выбил из руки второго верзилы в коже его оружие, обернулся к третьему и внезапно понял, что н е у с п е в а е т обезвредить его!
   Время как бы застыло.
   Дмитрий, напрягаясь до красного тумана в глазах, рванулся к парню, но медленно, медленно... Тот начал по-ворачиваться, направил ствол пистолета в грудь Храброву, курок под давлением пальца по миллиметру двинулся к кон-цу своего пути, медленно и плавно, однако остановить его было уже невозможно... ну же!.. И в это мгновение с против-ным чавкающим звуком из груди парня вылезло окровав-ленное острие длинного кинжала или ножа.
   Он тупо посмотрел на свою грудь, упал лицом вниз. И Дмитрий увидел того, кто спас его от верной смерти. Это был Эвтанай.
   Спутник Храброва выглядел экзотически, одетый в какой-то блестящий балахон со множеством светящихся полосок и глазков, но спутать его с кем-нибудь было трудно. Лицо его не изменилось, темное, угрюмоватое, заросшее седой щетиной, лишь глаза горели зловещим черным огнем. Дмитрий замер, но тут же прыгнул к "танкисту", поднимаю-щему автомат, и жестоким ударом отправил его в глубокий нокаут.
   Стало тихо.
   - Вы зря пошли по моим следам,- проговорил Эв-танай гортанным голосом, вытирая кинжал о кожаную куртку убитого им парня.- Это была ошибка. Вы не должны были увидеть то, что увидели.
   Дмитрий опустил руки, успокивая сердце, посмот-рел на лежащих на полу подземелья охотников за наживой.
   - А разве мы должны были просить у кого-нибудь разрешение? Ведь это ты привел нас к крепости.
   - Это была ошибка,- повторил Эвтанай, внезапно вонзая свой тесак в спину парня, которого обезвредил Храбров.
   Вскрикнула Инира.
   Дмитрий сжал кулаки, сделал шаг вперед, но ос-тановился, увидев вытянутый в его сторону нож.
   - Стой, где стоишь! - скривил губы Эвтанай.
   - Зачем ты это сделал?- глухо спросил Дмитрий.
   - Они свидетели,- пожал плечами черноволосый проводник.- Как и вы. Я не оставляю свидетелей.
   Инира подковыляла к Дмитрию, вцепилась в его плечо, кривясь от боли в избитом теле.
   - Ты убийца, двулицый тугныгак! Ты и нас хочешь убить?
   - У меня нет другого выбора.
   Эвтанай оскалился, неуловимо быстро перемес-тился к "танкисту" и ударил его ножом в горло.
   Дмитрий выстрелил из пистолета. Пуля попала в лезвие ножа Эвтаная, выбила его из руки. Нож зазвенел по полу, высекая из него длинные желтые искры.
   Эвтанай замер, затем повернулся к бывшим спут-никам спиной, волосы на его затылке встопорщились, и на Дмитрий с девушкой глянул длинный щелевидный глаз, залитый чернотой и угрозой.
   Пистолет вдруг вырвался из руки Храброва, про-летел несколько метров и упал возле мертвого "танкиста". А нож Эвтаная подскочил с пола, как живой, и сам прыгнул к нему в руку. Двулицый повернулся к оцепеневшим путеше-ственникам "первым" лицом, направил нож на Иниру.
   - Ты умрешь первой, эмээхсин! *


   
* Эмээхсин - старуха (якут.)

   Дмитрий сделал усилие, дотронулся до кармашка с фигуркой шипкачи и освободился от оцепенения.
   - Может быть, договоримся, друг? Мы не претен-дуем на сокровища.
   Эвтанай усмехнулся.
   - Это не сокровища.
   - А что?
   Двулицый махнул ножом на чашевидную впадину в полу зала, и тотчас же произошла мгновенная обратная трансформация вогнутой поверхности в трехмерный выпук-лый объект. Прозрачный купол восстановился, а внутри него выросла необычная ажурно-чешуйчатая конструкция - не то древний ковчег, не то летательный аппарат, не то трон.
   - Это преодолеватель запретов. Или, говоря со-временным языком, темпоральный транслятор, с помощью которого я освободился. Вот она знает, что это такое.- Эв-танай махнул рукой на Иниру, оскалился.- Потому что она не та, за кого себя выдает.
   Дмитрий посмотрел на девушку и поразился пе-ремене в ее облике. Инира выпрямилась, лицо ее из детски-беспо-мощного стало гордо-независимым, глаза вспыхнули, на щеки лег румянец. Она перехватилв взгляд Храброва, кивнула с решительно-виноватым видом.
   - Прошу прощения, Дмитрий Витальевич, он прав. Знакомьтесь: это Эвтанай Черногаад, бывший маг, преступ-ник, осужденный за преступления против народа Гипербо-реи и сбежавший в будущее. Мы искали его долго, пока на-конец не нашли здесь, на краю света, возле геопатогенной зоны, где он оставил свой... хм, преодолеватель.
   - Вы?- Дмитрий с недоумением посмотрел на спутницу, перевел взгляд на на убитых.
   Инира подошла к "танкисту", нагнулась над ним, потрогала лоб и разогнулась.
   - Нам пришлось долго играть роль барыг, рэкети-ров, чтобы выйти на беглеца, и нам это удалось.
   Дмитрий ошеломленно перевел взгляд с убитых на лицо Иниры и обратно.
   - Они... тоже ваши... сотрудники?! Что вообще происходит?!
   Эвтанай не обратил на его вопрос внимания, под-ходя к прозрачному куполу и вонзая в него нож. Лезвие про-било пленку, засветилось голубым сиянием, вокруг этого места по поверхности купола побежали сеточки молний. Затем нож сам собой выскочил обратно.
   - Вы же знаток легенд, Дмитрий Витальевич,- улыбнулась Инира.- Вспомните. Двадцать тысяч лет назад произошла великая битва магов Атлантиды и Гипербореи, изменившая реальность. Эвтанай был гиперборейским ма-гом и тоже принимал участие в войне, но предал своих и, во многом благодаря этому, война приняла масштабы гло-бальной катастрофы. Погибло множество людей, по сути - обе цивилизации, на волю вырвались колоссальные дест-руктивные силы... В общем, мы захватили Эвтаная...
   - Кто - мы, все-таки?
   - Скажем так, силы безопасности. Эвтанай был осужден и помещен в изолятор, но магом он был сильным, да и подельников имел много, поэтому и сбежал в будущее. Мы искали его сотни лет, нашли его преодолеватель и за-крыли район, однако надо было заставить его вернуться. Он нашел вас и наконец прошел сквозь магическое кольцо за-щиты, надеясь сбежать еще дальше.
   - А на этом месте действительно стоял Рамль?
   - Да, это не миф, на этом месте действительно когда-то располагался форпост Гипербореи на Азиатском материке.
   - Значит, ты... вы - представительница сил... э-э, безопасности?
   - Тийт магадара,- смущенно улыбнулась Инира.- В переводе на русский - полковник контрразведки. И лет мне не восемнадцать, а... гораздо больше.
   - Но если он знал, что ты... что вы - полковник...
   - О, если бы Эвтанай знал или хотя бы догады-вался, меня уже не было бы в живых.
   - Но он убил ваших помощников и грозится убить вас!.. Э-э, нас...
   Инира посмотрела на Эвтаная. Гиперборейский колдун снова и снова пытался пробить прозрачную стену купола, но у него ничего не получалось. Купол стрелял мол-ниями, вздрагивал как живой, дымился, разворачивался в "кратер", снова превращался в трехмерное сооружение, но не пропускал двулицего к "трону". Волосы на затылке Эвта-ная разошлись, открывая третий глаз, пылающий черным огнем ненависти, испускающий физически ощутимые потоки энергии.
   В ярости Эвтанай полоснул ножом по стене купо-ла, пространство зала искривилось, судорожно вздыбились стены зала, по полу побежали трещины, и купол наконец лопнул. Исчез!
   С радостным воплем двулицый метнулся к "тро-ну", коснулся его чешуй ножом, и "ковчег" развернулся дико-винным светящимся бутоном с когтистыми лепестками.
   - Он уйдет! - встревожился Дмитрий.
   Эвтанай обернулся, улыбка сбежала с его губ. Он нахмурился, несколько мгновений всматривался в своих спутников, потом направился к ним, поигрывая ножом.
   - Теперь меня никто не остановит,- сказал он уве-ренно и высокомерно.- Даже служба магадара. Этот пре-одолеватель - м о й закон! Вы не сможете его просто отме-нить. И мы не на гиперборейской земле. Прощай, приятель. Как говорится - ничего личного. Просто ты оказался не в то время и не в том месте.
   Эвтанай направил нож в грудь Дмитрию.
   - Шипкача! - вскрикнула Инира.
   Лезвие ножа удлинилось, превращаясь в ручей бледно-голубого пламени, и в то же мгновение фигурка доброго духа, подаренная шаманом, раскалилась, прожгла карман и преградила путь продолжавшему двигаться лез-вию. Нож наткнулся на засиявшую нестерпимым блеском фигурку, произошло нечто вроде вспышки электросварки, раздался резкий стеклянный звук, и лезвие ножа обломи-лось, упало на пол с металлическим звоном. Шипкача исчез.
   Эвтанай озадаченно посмотрел на погасший об-ломок ножа, на Дмитрия, на Иниру, проворно сунул руку за отворот своего блестящего комбинезона. Дмитрий прыгнул к нему и ударил ногой в грудь, выплеснув весь свой гнев и вспыхнувшую жажду воздаяния по справедливости. Двули-цый отлетел на несколько метров назад, упал на спину со звучным шлепком как большой пласт глины.
   Что-то звонко щелкнуло. Из алой глубины "буто-на", в который превратился "трон" "преодолевателя запре-тов", вылетело колеблющееся полупрозрачное облачко, подлетело к Эвтанаю и втянуло его в себя. Направилось обратно, провалилось в недра "бутона". Затем появилось снова и подобрало одно за другим тела погибших напарни-ков Иниры.
   Дмитрий и девушка молча наблюдали за этим процессом, пока в зале не осталось никого, кроме их.
   - Вот и все,- с грустной полуулыбкой проговорила гиперборейская контрразведчица.- Прощайте, Дмитрий Ви-тальевич. Спасибо за помощь... и за то, что не тронули меня тогда, помните?
   Дмитрий порозовело.
   - Я не... думал...
   Инира засмеялась.
   - Наоборот, вы думали, а надо было просто чув-ствовать. Вы очень чистый человек, Дмитрий Витальевич, таких на Земле не так уж и много, к сожалению. Я буду пом-нить вас, и кто знает, может быть, мы еще встретимся?
   - Когда?- вырвалось у Дмитрия.
   Инира задумчиво оглядела его лицо.
   - Вы этого хотите?
   - Хочу!
   - Тогда мы встретимся скоро. Эвтанай не единст-венный, кто сбежал в будущее ради достижения своих лич-ных целей. И во многом бедственное положение у вас в стране является результатом действий бывших магов, на-шедших у вас приют. А теперь прощайте.
   - Минуту! - взмолился Дмитрий, протягивая к ней руку.- Только один вопрос... если можно...
   Инира, сделавшая шаг к "бутону преодолевате-ля", остановилась.
   - Слушаю.
   - Если гиперборейская цивилизация погибла... ка-кой вам смысл искать преступников, сбежавших в будущее? Ведь вам это уже не поможет.
   - Гиперборе йская цивилизация не погибла,- кач-нула головой девушка.- Ну, или, скажем так: она исчезла, передав свой потенциал потомкам, переселившимся на южный материк по Уральскому хребту.
   - В Россию!
   - Кстати, Урал - результат войны магов. На его месте когда-то был южный пролив, образующий вместе с тремя другими проливами коловорот - символ могущества Гипербореи. Потенциал потомков гиперборейцев еще не раскрыт, это очень опасное знание, в руках маньяков оно уничтожит род человеческий окончательно, но мы надеем-ся, что когда-нибудь Россия воспарит и вернет свое былое духовное могущество. Однако опираться оно должно только на таких людей как вы, чистых и справедливых, добрых и готовых постоять за себя и своих друзей.
   Инира быстро подошла к Дмитрию, поцеловала его горячими пунцовыми губами и направилась к "бутону". Оглянулась, махнула рукой:
   - До встречи, путешественник! Мой регион ответ-ственности - край света...
   Гулкий удар поколебал подземелье. "Бутон" и все, что его окружало, провалились под землю, исчезли. Свет в зале погас. Только некоторое время рдело пятно в центре, в том месте, где стояла гиперборейская "машина времени".
   Дмитрий дотронулся пальцами до своих губ, на которых сохранился вкус губ Иниры, улыбнулся и заторо-пился к выходу из зала. Он совершенно точно знал, чем будет заниматься после возвращения из экспедиции. На краю света...

январь 2000, ВВГ

 

Василий Головачев =>> Автор: Биография | Фотографии | Интервью | Off-лайн | Премии
Произведения: Библиография | Циклы | Романы | Повести | Рассказы
Галерея: Картинки | Иллюстрации  Конкурсы   Форум  Архив

© Официальная страница Василия Головачева, 1998-2012 гг.

Рисунки, статьи, интервью и другие материалы НЕ МОГУТ БЫТЬ ПЕРЕПЕЧАТАНЫ без согласия авторов или издателей.

Оставьте ваши пожелания, мнения или предложения!
©2016 Василий Головачев (http://www.golovachev.ru)
Дизайн Владимир Савватеев, 2004
Верстка Павел Белоусов, 2004