Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт
Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт
Сайт "Русская фантастика"
Книги Василия Головачева
О Василии Головачеве
Иллюстрации к книгам Головачева
Форум Василия Головачева
Гостевая книга Василия Головачева
Архив новостей

Истребитель закона

Назад  


      Он мог бы подождать, попробовать убедить ребят не трогать их, не выяснять отношений, а потом в случае неудачных переговоров затеять картинную потасовку с применением эффектных ударов и приемов, как в кино, от которых неприятель долго летал бы по воздуху, кричал от боли и падал.
      Он мог убить каждого приемами космек, особенно если увидел бы оружие.
      Вместо этого Стас перешел на темп, усыпил сначала ту двойку, что зашла с тыла, а затем тех, кто ждал у дверцы - самого Маткина с его жестким ртом-щелью (так и осталось загадкой, чем он был известен) и его телохранителя.
      Все четверо тихо легли на асфальт и не встали.
      Виктор, округлив глаза, и Мария, оценивающе и задумчиво, смотрели то на уснувших парней, то на Стаса, и молчали. Он открыл дверцы "фиата", сделал приглашающий жест:
      - Прошу, дамы и господа.
      - Ну, ты прямо спецназовец, Кот! - очнулся Виктор, засуетился, пытаясь помочь ни слова не сказавшей Марии сесть в машину, и в этот момент Стас почувствовал вдруг такую острую тоску, что захолонуло сердце. Это было так называемое чувство сакки - "ветра смерти".
      Инстинкты Стаса сработали раньше, чем сознание оценило опасность, бросили тело на землю.
      Со звоном разлетелись оба боковых стекла "фиата". Пуля прошила машину насквозь. Если бы Стас не упал, она пробила бы ему сердце. Вторая пуля (калибр девять миллиметров, бесшумный отечественный пистолет-пулемет "кипарис") вонзилась чуть ниже, третья еще ниже, как бы повторяя траекторию падения Стаса, впилась в асфальт. Но самого Стаса там уже не было. Повинуясь рефлексам, он снова включил темп, змеиным движением ушел за капот, затем за машину, но не стал прятаться за ней, мгновенно сообразив, что пули стрелка изрешетят ее и непременно попадут в пассажиров, а вдруг рванул зигзагом через дорогу, вычислив стрелка: тот сидел в серой "девятке" с опущенными стеклами.
      Стрелок не успел отреагировать на его нестандартный рывок, да и бежал Стас слишком быстро, "качая маятник", чтобы в него нельзя было попасть из окна автомобиля. Однако стрелявший был не один. Когда Стас добежал до "девятки" и выбросил вперед руку, выбивая оружие и ломая пальцы киллеру, у ноги его мелькнули две длинных белых искры: по нему открыли огонь с противоположной стороны улицы!
      Едва ли бы он смог управиться еще и с этим противником, если бы не пришла неожиданная помощь.
      Стас еще только выкручивал спираль поворота, чтобы уйти от очередной пули, как рядом вдруг с визгом шин остановился черный "хаммер" с затемненными стеклами и ответил двумя очередями с левого борта по машине со стрелявшими. Дальнейшее действо длилось несколько секунд.
      Та "девятка", которую достал Стас, рванула с улицы Правды на Ленинградский проспект. Напарники на "вольво", едва не заставшие его врасплох, не ввязываясь в перестрелку, бросили свою машину в противоположную сторону. Из джипа, прикрывшего Стаса, сноровисто выскочили трое спортивного вида мужчин в хороших костюмах, с "бизонами" и "волками" в руках, застыли, бдительно наведя оружие на редких остолбеневших прохожих и на выходящих из дверей клуба гостей. Затем из "хаммера" вышел еще один джентльмен средних лет: отличный светлый костюм, уверенные движения, породистое лицо с квадратным подбородком, прическа ежиком, очень светлые глаза, - подошел к простреленному "фиату" Стаса и помог выйти из него Марии.
      Стас подошел к ней, не обращая внимания на сопровождение автоматных и пистолетных дул, заглянул в глаза девушки и увидел в них страх. Но это был страх за него. Тогда он перевел взгляд на мужчину с короткой стрижкой.
      - Спасибо за помощь. Если бы не вы...
      - Это Сильвестр, работает с папой, - представила мужчину Мария. - Он...
      - Я уже догадался, - кивнул Стас, - безопасность.
      Сильвестр окинул его ничего не выражающим взглядом.
      - Я бы посоветовал вам, молодой человек, не заводить себе врагов с огнестрельным оружием. В следующий раз они могут стрелять удачливей.
      Поехали, Мари.
      - С каких это пор вы стали следить за мной?
      - Отец нервничает... в машине поговорим. - Сильвестр повел Марию к джипу. Та оглянулась, подарила Стасу извиняющуюся улыбку.
      - Вы мне позвоните, мистер Котов? - Она продиктовала номер телефона.
      - Непременно, - сказал Стас искренне и вдруг по наитию спросил. - Мари... э-э, Марго, вы случайно не знаете имени сестры Светлены?
      - Случайно знаю, - прищурилась девушка, не удивляясь, - ее зовут Светлада.
      Она села в джип, тройка телохранителей отца Марии во главе с профессионально державшим себя Сильвестром сноровисто уместилась в кабине, хлопнули дверцы "хаммера" и он уехал.
      На улице, заполнявшейся выбегающими из клуба и близлежащих домов людьми, остались лежать незадачливые компаньоны Бори Маткина, все еще не пришедшие в себя, застыл готовый ко всему Стас и сжался в кабине "фиата" так и не успевший ничего сообразить Виктор. Затем Стас опомнился, быстро сел в машину и погнал ее прочь от разбуженного выстрелами квартала.

КОЕ-КТО НЕ ЗРЯ БОЯЛСЯ


      Герман Довлатович Рыков имел в Москве около полусотни кабинетов и квартир "скрытого пользования", но работать любил в трех: в здании банка на Сенной площади, в "доме Советов" на территории Кремля и в специально оборудованном всеми видами связи и компьютерным терминалом коттедже у Патриаршьих прудов. Нынешнее утро он встретил именно в коттедже, имевшем кроме рабочего кабинета три спальни, гостиную, кухню, бильярдную комнату, каминный зал и оружейную палату.
      Охранялся коттедж скрытно, так что со стороны ни одного охранника видно не было, и кроме парадного и служебного входов-выходов имел еще и подземный, о котором знал только сам хозяин. В личной охране Герман Довлатович практически не нуждался, Посвященный Внутреннего Круга его уровня мог гипнотически управлять сознанием любого человека и предотвратить любое нападение, однако после гибели Блохинцева и отца Мефодия Рыков стал выходить в свет только в сопровождении пятерки личного манипула. Смерть кардиналов напугала его крепко, потому что он видел в этом нечто большее, чем сведение счетов или случайные совпадения. Далеко не каждый киллер мог уничтожить Посвященного Круга, а тем более кардинала Союза Девяти.
      Конечно, Герман Довлатович попытался выяснить через сети спецслужб, кому было выгодно убрать Блохинцева и отца Мефодия, но никакого следа разработок операций по ликвидации не обнаружил. Не отыскалось информации и в астрале-ментале, общее поле информации Земли хранило по этому поводу молчание, как-будто ничего не произошло. Тогда Рыков прошелся по сословным и коллективным эгрегорам России, рискуя нарваться на ответный зондаж.
      Однажды он в поиске необходимых сведений выплыл в коллективном пси-пространстве Медитационного Клуба Пентагона и был весьма удивлен высоким уровнем решаемых Клубом задач: создание "активного психоэнергетического щита" для Глобальной духовной защиты Америки (главных лиц страны, разумеется), разработка технологий синхронизации биоэнергетических полей больших коллективов людей, проекты управления торсионными генераторами для уничтожения астероидов и ядер комет, опасно приближающихся к Земле, и тому подобное. Однако он слишком увлекся контактом, был замечен и атакован в пси-диапазоне, после чего вынужден был долго прятаться за "зонтиком" измененного пси-состояния. Медитационным Клубом Пентагона заведовал один из кардиналов американского Союза Неизвестных, который вполне имел право сделать заявку инспектору Союзов на расследование факта вмешательства чужих Посвященных в дела своего Союза.
      Пытался Герман Довлатович и выйти на Монарха Тьмы, с которым поддерживал странные, заискивающе-независимые отношения. Но Монарх все реже откликался на вызов, несмотря на то, что "черный файл" был для него чем-то вроде заклятия, сопротивляться которому он не мог. Так и в последний раз, два дня назад, когда Рыков вызвал его, чтобы выяснить, кто убил Блохинцева и Мефодия, Монарх, точнее, его "проекция", выплыл в оперативном поле компьютера только через час и то лишь на мгновение, чтобы сказать всего несколько слов:
      - Не мешай, человек, я занят. Поговорим позже.
      Чем он был занят, Рыков мог только догадываться. Из прежних бесед он знал, что Монарх, во-первых, готовит новое изменение земной реальности, ибо человечество перестало его интересовать, во-вторых, он экспериментирует с другой "запрещенной" реальностью, в-третьих, ведет какую-то войну. С кем - неизвестно. Но это вполне мог быть и Матвей Соболев, зародыш аватары - воплощения Творца, ушедший в "розу реальностей" десять лет назад. Однако с момента его ухода о Соболеве не было ни слуху, ни духу, в астрале не появилось ни одной крупицы информации о его деятельности, и Рыков склонен был полагать, что будущий аватара не выдержал испытания и погиб. Во всяком случае убийство двух кардиналов Союза Девяти вряд ли было делом его рук или рук сподвижников. Хотя "чистилище", контролируемое друзьями Соболева Василием Балуевым-Котовым и директором МИЦБИ Самандаром, все же следовало приструнить, проверить и резко ограничить его деятельность.
      Удобно расположившись за пультом компьютерного терминала (на базе стационарного компьютера "Конан-2100"), Герман Довлатович вызвал к себе администратора СС Константина Мелешко (он же - глава секьюрити Сверхсистемы) и включил комплекс. Каждое утро маршала СС начиналось с анализа проблем, которые мог решить только он. Рутинными делами занимались генералы СС, захватившие ключевые посты в государстве. Среди них были министры, первые и вторые вице-премьеры правительства, влиятельные лица из администрации президента, депутаты Государственной Думы и военачальники. С такой командой бояться Герману Довлатовичу было некого и нечего. И все-таки он испытывал страх.
      Он боялся, во-первых, что кто-то из собратьев-кардиналов раньше него займет пост координатора Союза Девяти и станет обладать большей властью, а во-вторых, что убийством двух кардиналов неизвестный киллер не ограничится. Его надо было вычислить во что бы то ни стало.
      Через полчаса явился Константин Мелешко.
      Главный секьюрмен СС был на вид средних лет, невысок, худощав, носил рыжую бородку, бакенбарды и усы, длинные волосы зачесывал на бок, глаза даже ночью скрывал за темными очками и напоминал скромного, тихого, интеллигентного школьного учителя. Зимой он предпочитал носить свитера, в остальное время года - светло-коричневые пиджаки, темные брюки и желтые туфли. Однако по внешности о характере и возможностях этого человека судить было нельзя. Бывший офицер морской разведки он прекрасно владел всеми видами огнестрельного и холодного оружия, рукопашным боем, знал все приемы разведки и контрразведки и был незаменим по части диверсий, шантажа, угроз и ликвидации неугодных хозяину соперников. Зомбировать его, как своих телохранителей, Рыков не стал, не имело смысла, потому что вряд ли Мелешко, вздумай он перейти на другую сторону, мог бы получить там больше, чем платил ему Герман Довлатович.
      - Слушаю вас, - негромко проговорил помощник, входя в кабинет маршала СС. Если бы их кто-нибудь видел со стороны, то отметил бы многозначительную схожесть обоих в облике и особенно в манере поведения.
      Оба предпочитали быть незаметными и казаться слабыми.
      - Подойди, - велел Рыков.
      Мелешко неслышно приблизился.
      - "Чистилище" в ближайшие несколько дней планирует провести три бандлика. Два из них - ликвидация банд Владжимирского-Дыни в Мытищах и Рошаля, потрошащего автобусы в Серпухове, можно пропустить, пусть потешатся господа "чистильщики", а вот третий - по нейтрализации сети наших оружейных мастерских надо предупредить. Бери людей и передислоцируй основные точки в Бутово, Химках, Зеленограде, Орехово-Борисове и в Щелково. Даю на смену адресов сутки.
      - Слушаюсь, - наклонил голову Мелешко; он никогда ничего не записывал, имея первоклассную память.
      - Теперь глянь сюда.
      На экране компьютера появился список фамилий, среди которых Мелешко увидел и свою.
      - Понимаешь, что это такое?
      - "Чистилище" наконец подготовило свой К-реестр?
      - Догадлив. Да, это Крим-реестр, подготовленный "чистильщиками" к публикации и сбросу в оперативные сети спецслужб. Каким образом в нем оказалась твоя фамилия? Ведь ты нигде не фигурируешь среди высокопоставленных чиновников.
      - Кроме секретной табели о рангах морской разведки, - педантично уточнил Мелешко. - Мы знаем о них, они знают о нас. К тому же вы не можете отрицать, что ККК не зависит от СС и опирается на свою разведбазу.
      Рыков повернул голову к помощнику, губы его медленно раздвинулись в специфическую бледную улыбку, способную испугать любого другого человека.
      Мелешко же перенес эту улыбку, не дрогнув лицом.
      - К сожалению, тут вы правы, Константин Семенович. Однако в связи с этим мне вспоминается один из законов писателя Анатолия Злобина.
      Литературу почитываете? Нет? Напрасно, можно выудить немало полезного материала. Так вот Злобин вывел закон: в данной державе независимым считается каждый, кто не знает, от кого он зависит.
      Мелешко усмехнулся.
      - Оригинально.
      - Вы так полагаете? "Чистилище" должно зависеть от нас!
      Помощник погасил усмешку и молча поклонился.
      - Теперь кое-что для размышлений, - продолжал Рыков. - Небезизвестные тебе Самандар и Котов в последнее время подозрительно долго возятся у церкви в Троице-Лыкове. Обследуйте территорию церкви всеми доступными средствами и выясните, чего они ищут.
      Помощник снова поклонился, подождал несколько секунд. Герман Довлатович выключил компьютер, вызвал телохранителя, играющего роль домоуправителя, и приказал принести завтрак.
      - И последнее, Константин Семенович. Нам надо провести через думу закон об ограничении деятельности правительства. Подсчитайте, что это будет нам стоить. Придется купить согласие не менее двух третей Думы.
      Мелешко поклонился в последний раз и вышел.
      Герман Довлатович помыл руки и сел за стол. Он уже заканчивал завтракать, когда позвонил Юрий Венедиктович Юрьев, советник президента по национальной безопасности и кардинал Союза Девяти:
      - Герман Довлатович, надо пересечься, побеседовать.
      - По телефону нельзя?
      - Увы, информация сугубо конфиденциальная и требует особых мер предосторожности.
      - Моя линия защищена.
      - Но не от Вишвадхарини.
      Рыков помолчал.
      - Когда и где?
      - Через час, где и всегда.
      - Хорошо.
      Юрьев отключил связь. Герман Довлатович включил компьютер, посидел за пультом, бесцельно гоняя курсор по полю экрана, задавил зарождающийся в душе страх и приказал подать машину. Через час он в сопровождении манипула на двух машинах остановился в Голиковском переулке недалеко от особняка Третьякова, "огляделся" в ментальном поле и проследовал во внутренний двор комплекса Третьяковской галереи, где за оградкой у церкви святого Николы Чудотворца ждал Рыкова Юрьев. Церковь была давно отреставрирована и работала, но в этот утренний час людей здесь было мало.
      Они остановились в двух шагах друг от друга, проверяя впечатление и ауру встречи, создали непроницаемый "колокол отталкивания", оберегающий их от любого прослушивания.
      - Ну? - сказал Рыков.
      - Дугу гну, - хмыкнул Юрий Венедиктович. - Пуганый я больно стал после некоторых событий, старею, наверное, так что не обессудь. Ты знаешь, что охота на кардиналов началась и в других регионах?
      - Знаю, - сухо сказал Рыков.
      - Соображения?
      - Никаких.
      - Ты же общаешься с Монархом, неужели не проконсультировался?
      - Он... занят, - с неохотой буркнул Герман Довлатович.
      Юрьев с недоверием вздернул бровь.
      - Он тебе не ответил?! Любопытно. И очень символично. Я слышал, что у него возникли какие-то проблемы, но чтобы до такой степени... впрочем, это его проблемы. Что сам думаешь о происходящем? Может быть, наше родное "чистилище" объединилось с западными и начало кампанию по переделу власти?
      - Не думаю. Но "чистилище" проверю. Оно и так то и дело наступает мне на мозоли, пора ограничить его размах.
      - Учти, парни тебе противостоят не слабые. Котов очень здорово поднялся по лестнице, да и Самандар весьма силен. К тому же я слышал, что у них появился ученик, якобы готовый стать на Путь Воина Справедливости.
      - У тебя очень хороший слух, - с иронией сказал Рыков, подразумевая любимое словцо Юрия Венедиктовича "слышал".
      Юрьев усмехнулся.
      - Этот парень вчера познакомился с моей непутевой дочерью.
      Теперь уже хмыкнул Рыков, разглядывая сытое, но по-мужски красивое лицо кардинала.
      - Он действительно чего-то стоит?
      - Парень идет быстро и по всем моим данным интеллектуал. А по моему глубокому убеждению только высокий интеллектуал способен стать Воином и мастером боя. Он может мне пригодиться.
      - Ну-ну. Что ты хотел мне сказать по существу?
      Юрьев затвердел лицом, глаза его полыхнули огнем.
      - Герман, началась прецессия Закона обратной связи...
      Рыков небрежно отмахнулся.
      - Меня никогда не увлекала теория высших расходимостей внешних законов.
      - Герман, ты не понимаешь. Закон "качается" не по нашей воле и даже не по воле иерархов и Аморфов. В нашу реальность "дышит" кто-то чужой.
      Возможно, начавшаяся охота на людей Круга есть следствие этго дыхания.
      Выйди еще раз на своего приятеля, Монарха, зарони в его душу искру сомнения... если конечно у него есть душа. Бабуу не в состоянии контролировать ситуацию. Все, что он может сделать, это объявить общий авральный Сход и ввести "сжимающую ладонь".
      Рыков машинально кивнул.
      "Сжимающая ладонь" представляла собой введение глобального мониторинга ментальной Среды и поддерживание в этой среде постоянных каналов связи между кардиналами.
      - Так что у тебя появился реальный шанс пройти Посвящение III ступени и стать координатором. Подумай об этом.
      Не прощаясь, Юрьев кивнул и неторопливо побрел вдоль ограды церкви к выходу, свернул в Толмачевский переулок, исчез. А Рыков снова испытал морозное чувство страха. Юрьев слишком много знал и всегда играл по своим правилам. Поэтому проигрывал он редко. Самое странное крылось в том, что он поддерживал Бабуу-Сэнгэ и был его официальным преемником. Почему он вдруг так открыто отказался от престола? Почему по сути предал координатора?
      Рыков задумчиво направился вслед за Юрием Венедиктовичем и вдруг уловил тонкий, еле ощутимый, ветерок опасности. Остановился, расширяя сферу чувствительности до сотни метров, и тут же метнулся в сторону. Поэтому пуля, выпущенная снайпером, засевшим на колокольне церкви и до сей поры ничем (!) себя не выдавшим, попала Герману Довлатовичу не в спину, а в плечо, швырнув его лицом вниз на мостовую. Вторая пуля попала в то же плечо, но ближе к ключице, третья ужалила в бок.
      Никогда прежде за последние пятьдесят лет сверхосторожный Рыков не попадал в засаду, так хорошо спланированную и подготовленную. Тот, кто стрелял, отлично знал правила встреч кардиналов, не допускающие присутствия охраны. И он великолепно владел оружием. Следующие три выстрела, прозвучавшие в течение одной секунды, не пропали даром: все три пули нашли жертву.
      Правда, ни одна из них не попала в голову, Рыков все же смог уберечься от смертельных попаданий. А затем ответил пси-атакой на пределе Силы, которой владел, пытаясь подавить волю стрелка, а также впервые в жизни применил на практике отвлекающий маневр - создал голографическую копию самого себя.
      Однако это почти не повлияло на снайпера! Появление двойника могло сбить с толку любого человека, только не того, кто сидел на колокольне.
      Темп стрельбы снизился, но все пули продолжали ложиться в цель, находя метавшегося по переулку Германа Довлатовича. И тогда он, продолжая считать выстрелы (пять... шесть... семь... сколько же у него в магазине?!), почувствовал такой обессиливающий страх, какой не испытывал никогда. Он понял, что стрелок - необычный киллер, что он либо вообще не человек, либо авеша иерарха. Это был конец!
      Получив девятую пулю - в живот, Рыков упал навзничь, переставая отслеживать ситуацию, ожидая контрольного выстрела в голову. Но прошла секунда, другая, третья, выстрела все не было, а потом донесся топот, чьи-то возбужденные голоса, и в переулок выбежала команда телохранителей маршала СС.
      - Обыскать!.. все!... найти! - приказал Герман Довлатович, прежде чем потерять сознание. Последней его мыслью была мысль: кто напал?! Киллер Юрьева (не потому ли он такой "добрый"?), "чистильщики" или кто-то другой?..

Назад  
Василий Головачев =>> Автор: Биография | Фотографии | Интервью | Off-лайн | Премии
Произведения: Библиография | Циклы | Романы | Повести | Рассказы
Галерея: Картинки | Иллюстрации  Конкурсы   Форум  Архив

© Официальная страница Василия Головачева, 1998-2012 гг.

Рисунки, статьи, интервью и другие материалы НЕ МОГУТ БЫТЬ ПЕРЕПЕЧАТАНЫ без согласия авторов или издателей.

Оставьте ваши пожелания, мнения или предложения!
©2016 Василий Головачев (http://www.golovachev.ru)
Дизайн Владимир Савватеев, 2004
Верстка Павел Белоусов, 2004