Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт
Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт
Сайт "Русская фантастика"
Книги Василия Головачева
О Василии Головачеве
Иллюстрации к книгам Головачева
Форум Василия Головачева
Гостевая книга Василия Головачева
Архив новостей

Криптозой

Назад   Вперед


      - Ты в этом разбираешься?
      - А ты думал, бухгалтеры умеют только сводить дебет с кредитом? Я читаю литературу, интересуюсь наукой. К тому же у меня были хорошие учителя и собеседники.
      - Муж?
      - Не только. В последнее время я многое узнала от капитана Утолина.
      - Ты его хорошо знаешь?
      - Достаточно, чтобы доверять. Его концепция устройства Вселенной настолько необычна, что я до сих пор нахожусь под впечатлением. Пошли вниз.
      Они спустились в холл-прихожую, Лилия открыла стеклянную матовую дверь, ведущую в кухню, и Кирилл стал разглядывать интерьер пищеблока с множеством встроенных в стены шкафчиков, стойкой бара, с современной плитой, какими-то сверкающими полировкой и никелем агрегатами, телевизором под потолком и холодильником с тремя дверцами. Один из агрегатов оказался кофеваркой. Лилия сварила кофе - себе "эспрессо", гостю "капуччино", включила тихую музыку, и они сели в низкие кресла у камина, где стоял еще один столик - деревянный, похожий на большой круглый поднос.
      - Так что ты говорила о нанотехнологиях? - поинтересовался Кирилл, стараясь в открытую не пялиться на голые колени женщины. Отхлебнул кофе. Сахар клала сама Лилия, и его было ровно столько, сколько нужно.
      - Только то, что они опасны, - с гримаской ответила Лилия. - Хотя до встречи с капитаном я об этом никогда не думала. Он привел какой-то жуткий пример, к чему может привести сбой в технологиях, и я ужаснулась.
      - Какой пример?
      - По идее, нанороботы, введенные в организм человека, смогут очищать его от микробов или зарождающихся раковых клеток, а кровеносные сосуды - от холестерина. Но что, если произойдет сбой в их программе и они начнут уничтожать полезные вещества и здоровые ткани? Представляешь? Ведь бороться с ними невероятно трудно.
      - Да, действительно впечатляет, - согласился Кирилл.
      - Мало того, становится возможным создание селективно разрушительных роботов, воздействующих на определенные этнические группы и даже географические районы.
      - Неужели такое возможно? - удивился Кирилл.
      - Более чем. Игорь сказал, что он был против запуска этой подпрограммы, так как она ведет к свертке всего игрового объема, но оператор более высокого ранга разрешил ее включение.
      - Что еще за подпрограмма? Что он имел в виду?
      - Ты разве с Игорем не говорил на эту тему?
      Кирилл вспомнил, какую ересь нес Утолин об устройстве Вселенной, улыбнулся.
      - Он утверждал, что Земля когда-то была плоской.
      Лилия осталась серьезной.
      - Так оно и было. Смысловые поля древних людей и современников если и не противоположны, то весьма несхожи. Со временем меняются понятия, термины, языки, мораль, психика, темы общения, взгляды, сумасшедшие идеи овладевают массами - и в результате меняется наша Вселенная! Раньше Земля действительно была плоской и стояла на трех китах.
      Кирилл скептически хмыкнул.
      - Твой Утолин сказку сочинил, а ты поверила.
      - Во-первых, он не мой, во-вторых, это не сказка. Просто ты - человек этой реальности, поэтому тебе трудно принять на веру концепции иного устройства Мироздания.
      - А ты, значит, эту концепцию приняла.
      - Не смейся. Игорь привел кое-какие интересные факты, и я поверила, хотя принадлежу к той же реальности, что и ты.
      Зазвонил телефон.
      Лилия встала, взяла трубку, выслушала, молча положила обратно.
      - Вот что, Кир... - Она запнулась, изогнув бровь: когда-то она называла его именно так.
      Он улыбнулся.
      - Продолжай, мне нравится, когда меня так называют.
      - Женщина?
      - Может быть.
      - Ты не женился из-за меня?
      - Давай о другом.
      - Хорошо. - Глаза Лилии вспыхнули, но она тут же справилась с собой. - Я должна на час уйти, потом поговорим обо всем. Кофе еще хочешь?
      - Прежде вопрос: ты давно знаешь капитана?
      - Это любопытство или?..
      - Или, - засмеялся Кирилл. - Ревность. Шутка. Ты давно его знаешь?
      Лилия нахмурилась, взгляд ее потух.
      - Он... нашел меня после гибели мужа. И спас от смерти.
      - Расскажешь?
      - Как-нибудь в другой раз. Все, мне надо идти. Располагайся как дома. - Лилия потянулась, и сердце Кирилла дало сбой, так она была соблазнительно хороша. - Никуда не уходи, это важно.
      Она вышла.
      Кирилл проводил ее взглядом и подумал, что его сердце - линия, уходящая в прошлое, на том конце которой осталась жена. Но, может быть, все еще можно вернуть? Иначе чем объяснить, почему она краснеет под его взглядом как девочка? Может, не все еще потеряно?
      Вспомнился известный романс:
      
      Но и она печальна тоже,
      Меня позвавшая любовь.
      А под ее атласной кожей
      Течет отравленная кровь...
      
      Под его кожей тоже течет отравленная кровь, отравленная прежде всего его фантазиями и ее ревностью. Хотя Лиля никогда не отрицала, что ушла от него из ревности. По любви ли?..
      Что-то вдруг изменилось в комнате.
      Кирилл насторожился.
      Вздрогнул пол. Конвульсивно изогнулись стены холла. На мгновение все три лампочки люстры расплылись в язычки светящегося тумана. Со второго этажа донесся звук лопнувшей струны и приглушенный возглас Лаврика. Кирилл вскочил, бросился из гостиной к лестнице, уже понимая, что компьютерщик запустил свою программу ПН и получил результат, удививший его самого.

Глава 7

ВЫХОД В БЕЗДНУ


      Ступеньки лестницы под ногами шатались и корчились как живые, стены гнулись, потолок дымился и стекал вниз струйками дыма, однако Кирилл все же добрался до кабинета хозяина коттеджа и толкнул дверь от себя... с удивлением глянув на вмятину в белом прямоугольнике. Повернул ручку, легко выломав ее, ударил ногой по филенке двери и уже почти спокойно воспринял происшедшую с дверью метаморфозу.
      Нога вошла в плиту со звуком вытаскиваемой из бутылки пробки, по двери пробежала двойная волна сотрясения, и она рухнула на пол грудой белых перьев, фестонов и пузырей. Кирилл отбросил дверную ручку, ворвался в комнату и едва успел ухватиться за вздрагивающий под рукой косяк двери.
      Пол в комнате отсутствовал!
      Лаврик сидел в кресле, которое опиралось на удивительный, уходящий в черную шевелящуюся бездну ажурный корень, по мере углубления в бездну наливающийся багровым, малиновым и коричневым свечением. Точно на таком же "корне" стояли стол с компьютером, стойка процессора, книжный шкаф и диван.
      Стены комнаты также уходили вниз, будто первого этажа в доме не существовало, и заканчивались лохматыми сосульками, которые постепенно утрачивали плотность и превращались в тающие струи сизого дыма.
      Изменилась и форма стола с компьютером. Стол теперь напоминал гриб с перепончатой шляпкой, а монитор врос в него огромным живым глазом на стебельке, и в его зрачке на фоне вспыхивающих паутинок и каких-то расползающихся знаков медленно вращался багровый значок в форме паука и человеческого черепа.
      Лаврик сиел, вцепившись руками в край стола, и дивился на экран, изредка тыкая пальцем в клавиатуру, напоминавшую теперь панцирь черепахи. При каждом его движении экран вспыхивал, передергивался, и вместе с ним вздрагивало все помещение, превратившееся в жуткую бесконечную шахту.
      - Выключи! - рявкнул Кирилл.
      Компьютерщик оглянулся. Его лицо пошло красными пятнами возбуждения, и на нем был написан восторг пополам с изумлением.
      - Иваныч, получилось! - ликующе воскликнул он. - Она работает!
      - Выключи немедленно!
      - Подожди, посмотрим, что будет дальше. Она продолжает работать сама и достраивает себя асимптотически.
      - Кто она?
      - Программа ПН. Самое интересное, что мы подключились к какой-то чужой сети и качаем оттуда информацию. Похоже, этот алгоритм теперь командует не только информационными потоками, но и законами их передачи.
      - Посмотри лучше, на чем ты сидишь!
      Лаврентий оторвался от экрана монитора, глянул под ноги, и глаза его расширились.
      - Черт побери!
      - Вот именно! Выключай, пока в эту дыру не провалился весь дом!
      - Да погоди ты, не провалится. Это всего лишь видимость дыры...
      Лаврик встал, опираясь ногами на невидимый квадрат пола, но вдруг неловко взмахнул руками и провалился. Вскрикнул, хватаясь за подлокотник кресла. С трудом удержался в воздухе, повиснув на одной руке. Пальцы его побелели, но сил удержать тело на весу не хватало, и рука постепенно сползала, чтобы сорваться с ручки и...
      Кирилл прыгнул.
      Одной рукой он вцепился в дырчато-ажурный, полый с виду "корень" кресла, а второй ухватил Киндинова за воротник рубашки. Ударился телом о "корень". Сжал зубы от боли в локте и в ладони, в которую врезался край дыры "корня", едва не выпустил еще раз вскрикнувшего в испуге компьютерщика. Рубашка Лаврика затрещала.
      - Хватайся!
      Лаврентий нащупал руками и ногами отверстия в "корне", приник к нему всем телом.
      - Честное слово, я не думал, что это взаправду!
      - Легко жить не думая, - хладнокровно отозвался Кирилл, глядя в бездну, в невероятной глубине которой зажглись искорки света, складываясь в удивительной красоты сетчатую вуаль. - Вылезай потихоньку наверх, в кресло, я подстрахую.
      Лаврик вдруг засмеялся.
      - Ты чего? - встревожился Кирилл.
      - Видел бы нас директор...
      Кирилл невольно улыбнулся.
      - Да уж, инфаркт генералу был бы обеспечен. Кстати, если сейчас вернется Лиля и начнет нас искать... Сможешь подняться в кресло самостоятельно?
      - Обижаешь, полковник, - храбро отозвался Киндинов. - Я хоть и не гимнаст, но раз пять подтянуться на турнике смогу. - Глаза его загорелись. - А что, если нам спуститься пониже и посмотреть, что там, внизу?
      Кирилл, начавший было подниматься вверх, остановился.
      - У тебя что, крыша поехала?!
      - Очень давно, - пошутил Лаврик. - Еще когда я учился.
      - Это заметно.
      - Нет, но интересно же... Когда я сидел в кресле, внизу была просто темнота, а теперь я вижу звезды...
      Кирилл пригляделся к мерцающей в черной бездне вуали.
      - Я вижу только светящуюся паутину.
      - Спустись ко мне. Не бойся, раз не свалились сразу, то уже не упадем.
      Кирилл усмехнулся в ответ на слова "не бойся", помедлил и сполз ниже, цепляясь за отверстия в "корне" кресла. Рядом свисали в бездну такие же ажурные, мерцающие перламутром "корни" стола, книжного шкафа, двух стульев и процессора. Чем меньше был предмет, тем тоньше и короче у него был "корень". Но главное - все они не падали вниз, хотя, казалось, просто висели в бездне, ни на что не опираясь.
      Лаврик оказался прав.
      Несмотря на то что Кирилл опустился ниже того места, где висел раньше, всего на метр-полтора, волокна вуали в глубинах пропасти засветились ярче и распались на мириады мерцающих звездочек. Больше всего эта картина напоминала сетчато-волокнистую структуру Вселенной, какой ее изображали в учебниках по астрономии.
      - Что это?! - пробормотал Кирилл.
      Лаврик вместо ответа проворно спустился еще ниже и уже оттуда, помолчав, уверенно проговорил:
      - Это разрыв реальности... Моя ПН реализовалась практически, каким-то образом воздействовав на физику нашей Вселенной. Капитан не блефовал, он точно из параллельного измерения.
      - Он говорил о каких-то уровнях...
      - Какая разница! Он не врал. Спустись ко мне, отсюда галактики и звезды видны еще лучше.
      Кирилл сполз к Лаврентию, отмечая явное укрупнение звезд, галактических вихрей и скоплений. Впечатление было такое, будто он приблизился к звездным волокнам не на два метра, а по крайней мере на тысячи световых лет.
      - Я сплю! - зачарованно проговорил Кирилл.
      - Есть мнение, что жизнь вообще всего лишь сон, снящийся богу. Но так как я точно знаю, что не сплю, то и ты бодрствуешь.
      - Но это же чушь!
      - Один писатель(1) говорил, что девяносто процентов чего бы то ни было в мире - полная чушь. Я с ним солидарен.
      Кирилл насытился висением над пропастью и созерцанием Вселенной под ногами, сказал не допускающим возражений тоном:
      - Все, хватит любоваться чужими снами! Поднимайся и выключай машину!
      Лаврик хотел возразить, но посмотрел на лицо Ти-
      ----------
      (1) Теодор Страджон, американский писатель. хомирова и без лишних слов начал карабкаться по дырчатой оболочке "корня" к креслу. За ним вылез Кирилл, вцепился в подлокотник, молясь в душе, чтобы кресло не опрокинулось. Однако оно стояло прочно, как приклеенное, по сути, опираясь лишь на "корень", и подчинялось, очевидно, тем законам, которые поддерживала запущенная Лаврентием программа Преодоления Невозможного.
      - Выключай машину на хрен!
      Лаврентий несколько раз "кликнул" мышкой, сворачивая программу, и тотчас же "корни" начали втягиваться в кресло, стол и шкаф, бездна подернулась дымкой, проявился узор паркета, уплотняясь до консистенции настоящих древесных планок, перепончатый "гриб" с "живым глазом" на нем превратился в стол и монитор. Последний раз вздрогнули стены, и все успокоилось.
      Кирилл оглянулся на дверь. Она была на месте, только цвет ее изменился, стал сиреневым, с перламутровым отливом.
      - Ну? - повернулся к нему с осоловело-гордым видом Лаврентий.
      - Да! - с чувством ответил Кирилл, добавив про себя подходящее к месту ругательство. - Никогда бы не поверил, если бы кто рассказал!
      Послышались быстрые легкие шаги. В дверном проеме появилась запыхавшаяся Лилия, с любопытством окинула комнату взглядом.
      - Во что это вы выкрасили дверь? Что здесь происходит? Когда я подъезжала к дому, мне показалось, что он гораздо выше, чем был до этого.
      Кирилл и Лаврентий переглянулись.
      - Если бы я знал, что происходит, - сказал Кирилл, - мне бы цены не было.
      Лилия улыбнулась, потрогала пальцем пластину двери.
      - Это шутка или?..
      - Или, - кивнул Кирилл. - Наш герой, похоже, достиг цели, хотя результат превосходит все ожидания. Вместо того чтобы взламывать защиту компьютерных сетей, он взламывает нашу реальность.
      - Ну почему, не только, - возразил, оживляясь, Лаврик. - Перед твоим приходом я свободно гулял по Инету и заглядывал на сайты ФБР и ЦРУ. А вот к своим спецслужбам добраться труднее, они работают автономно, без выхода во "всемирную паутину", и доступ к ним возможен только через электропитающие фидеры. Хотите, попробуем?
      - Зачем? - Кирилл недовольно посмотрел на компьютерщика.
      - Ради любопытства.
      - Любопытство не порок, как говорится, но большое свинство. Не стоит рисковать только ради демонстрации своих возможностей, как это делают твои бывшие коллеги-хакеры. К тому же сети наших спецслужб имеют фотонную защиту. Если тебя вычислят - костей не соберешь.
      - Как хочешь, я просто так предложил. - Лаврентий вытащил дискету, повертел ее в пальцах, любовно погладил и спрятал в карман. - Это еще не окончательный продукт, но нечто стоящее. Капитан будет доволен. Сейчас сделаю несколько копий на всякий случай и займусь доводкой программы.
      - Ты же говорил, что потребуется не менее двух недель.
      - Удивительно, но факт: эта штука сама себя творит! Я только ускорил процесс, обходя ненужные этапы. Ты ни разу не играл в "Годсим"(1)? Это примерно то
      ----------
      (1) God sim - "симулятор Бога", компьютерная игра типа Black&White, в которой играющему отводится роль Создателя Вселенной. же самое, но уровнем выше. И вообще моя ПН ведет себя как живой объект. Ты же видел.
      - Вы закончили? - рассердилась Лилия. - Сейчас же рассказывайте, что здесь произошло! Почему дверь покрашена в этот жуткий мертвячий цвет? Где картины, которые висели на стене?
      Только теперь Кирилл обратил внимание на пустые стены кабинета, где недавно висели две картины в модных багетах и под стеклом.
      - Вот хренотень! - почесал в затылке Лаврик. - Неужели они упали вниз?
      - Куда вниз? На полу их нет.
      Кирилл подошел к женщине, сначала проверив прочность пола.
      - Пошли, расскажу. - Оглянулся на Лаврентия. - Делай копии, но программу больше не включай.
      - Хорошо, - безропотно согласился компьютерщик. Возбуждение схлынуло, и он теперь выглядел уставшим и разбитым.
      Кирилл с хозяйкой спустились в холл-гостиную дома, уселись в кресла. Лилия достала пачку "Парламента", закурила.
      - Будешь?
      - Я не курю.
      - Начинай рассказывать. Учти, я в курсе того задания, что Игорь дал твоему другу, так что можешь не упрощать.
      - Ты с ним давно на "ты"?
      Женщина спокойно выдержала его внимательный взгляд.
      - Не имеет значения. Но он знает такие вещи, что волосы дыбом. К тому же на самом деле он - двойная личность.
      - Двуличный, ты хочешь сказать?
      - Не в том смысле, что ты имеешь в виду. До начала операции Игорь действительно был снайпером, капитаном подмосковного СОБРа. Потом в него вселился...
      - Бес!
      Лилия осталась такой же невозмутимой, как и прежде.
      - Можно сказать и так. В Игоря вселился оператор более высокого уровня, чем твой Лаврик, и теперь они - сборная личность с достаточно высокими интеллектуальным потенциалом и возможностями.

Назад   Вперед
Василий Головачев =>> Автор: Биография | Фотографии | Интервью | Off-лайн | Премии
Произведения: Библиография | Циклы | Романы | Повести | Рассказы
Галерея: Картинки | Иллюстрации  Конкурсы   Форум  Архив

© Официальная страница Василия Головачева, 1998-2012 гг.

Рисунки, статьи, интервью и другие материалы НЕ МОГУТ БЫТЬ ПЕРЕПЕЧАТАНЫ без согласия авторов или издателей.

Оставьте ваши пожелания, мнения или предложения!
©2016 Василий Головачев (http://www.golovachev.ru)
Дизайн Владимир Савватеев, 2004
Верстка Павел Белоусов, 2004