Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт
Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт
Сайт "Русская фантастика"
Книги Василия Головачева
О Василии Головачеве
Иллюстрации к книгам Головачева
Форум Василия Головачева
Гостевая книга Василия Головачева
Архив новостей

Одиночка

Назад   Вперед


      - Тайна сия велика есть... - вслух пробормотал Тарас.
      - Ты что-то сказал? - донесся из кухни голос Елисея Юрьевича.
      - Разговариваю сам с собой, - отозвался Тарас, вспоминая первую беседу о Внутреннем Круге.
      Речь о каналах информации скрытой реальности заходила и раньше, к тому же Тарас уже почитывал кое-какую серьезную литературу и знал о существовании тайных знаний, хранимых некими носителями древних традиций. Но то, что он услышал от Елисея Юрьевича, подействовало на него как удар.
      Во-первых, оказалось, что человечество неизмеримо старше, чем считает мировая академическая наука. Его возраст исчислялся не десятками и даже не сотнями тысяч, а сотнями миллионов лет! Перволюди появились на Земле еще во времена динозавров, и сменилось по крайней мере пять человеческих рас, прежде чем люди приобрели современный облик. Хотя ни о каком родстве с обезьянами речь, конечно, не шла.
      Некоторые цивилизации достигали куда более высокого уровня, чем современная, хотя от них не осталось почти никаких следов, если не считать таковыми "файлы памяти", сбереженные Хранителями Внутреннего Круга.
      Сам Круг был создан еще Перволюдьми, потомками Инсектов, точнее - потомками трансформированного рода блаттоптера сапиенс, тараканов разумных, и Тарасу действительно повезло, что один из его предков-Перволюдей оказался Хранителем, может быть, самым первым, или же представителем первой волны Хранителей, осознавших свою ответственность перед будущими поколениями за сохранение знаний.
      Вторым откровением оказалось для молодого Тараса существование темных иерархов наряду со светлыми. И Елисей Юрьевич пояснил:
      - К сожалению, согласно Герметическому Принципу полярности земного бытия, даже Внутренний Круг не свободен от столкновения мнений и борьбы за власть. Таким образом, также сохраняются древние знания, более всего опасные, и темные Хранители, "тарантулы" и "монархи тьмы", используют эти знания в угоду своим желаниям и ради личного возвышения. К счастью, скрытое знание доступно далеко не всем Посвященным, иначе земное человечество давно погубило бы Природу и себя в жестоких войнах за право повелевать другими.
      - Но ведь войны идут по сей день... - пробормотал ошеломленный открытием Тарас
      - Это войны людей, которым не доступны великие тайны прошлого. Войны Посвященных или, как принято говорить нынче, войны магов намного страшнее. Последняя такая война между магами Атлантиды и Гипербореи закончилась сорокатысячелетней "ядерной зимой", хотя в ход было пущено не атомное оружие, а психофизическое, глубоко изменившее законы реальности. Естественно, и Атлантида, и Гиперборея, и их союзники-люди были уничтожены, а уцелело человечество лишь благодаря терпению светлых иерархов.
      - Что это было за оружие?
      - В нашем обычном понимании оружием назвать его трудно, однако если оно уничтожает живых и разрушает природные основы, значит, это оружие. Но тебе еще рано знать такие вещи.
      - Почему? Я же никому не скажу... Елисей Юрьевич снова улыбнулся:
      - Разумеется, не скажешь. Ты действительно хочешь знать, чем воевали предки?
      - Хочу. Вы только намекните...
      - Я думаю, ты уже догадался. Во-первых, это заклинания, то есть фразы метаязыка, способные мгновенно изменять материальные объекты. Во-вторых, это особые энергии или силы, с помощью которых наш Создатель творил Вселенную. Но вот об этом мы поговорим позже, когда ты созреешь.
      Тарас недоверчиво заглянул в непроницаемые глаза Елисея Юрьевича.
      - Если верить Библии, Создатель творил нашу Вселенную словом...
      - Да будет свет! - усмехнулся Елисей Юрьевич. - В принципе, Библия права, хотя писали ее люди для того, чтобы сокрыть истину. Истина же хранится в Знаниях Бездн, которые мы с тобой ищем. Так вот слово Бога и есть сила, причем физическая, затрагивающая основы материи. В дальнейшем ты узнаешь все подробности, сейчас же запомни только, что всего уровней воздействия на мир - сил Создателя - девять, от первой - Эхейх, что означает "Я Есть", до девятой - Шаддай Эль Хай, что означает "Я Всемогущий".
      - Значит, мы тоже можем овладеть этими силами? Елисей Юрьевич покачал головой.
      - Не все так просто, мальчик. Для овладения силами необходимо пройти много испытаний и многому научиться. Для начала надо заставить работать свой собственный механизм внутреннего регулирования поведения - совесть, изменить свое отношение к природе и к людям, пройти все десять Сфер Света, почувствовать их порядок и гармонию, а уж потом решать...
      - Что решать? - не понял Тарас.
      - Нужна ли тебе такая ответственность. Ибо могущество - это прежде всего ответственность за судьбу всего сущего. Владение силами требует жестокой самодисциплины и твердости духа, безусловного подчинения своих желаний Предназначению.
      - А если я не знаю своего... предназначения?
      - Будешь идти правильным путем - понимание придет. Станешь на путь удовлетворения страстей, как это сделал Дмитрий, превратишься в слугу Монарха Тьмы...
      Разговор этот происходил давно, однако запомнился Тарасу на всю жизнь. С тех пор он много узнал и многому научился, хотя не был уверен, что подошел к овладению силами Бога достаточно близко. Метаязык, которым пользовались Инсекты и Перволюди и который являлся отражением Дэванагари, праязыка, базировался на звукорядах, не связанных с артикуляцией и резонансами голосовых связок человека. Человеческое горло просто было не в состоянии произносить божественные императивы - слова и формулы воздействия. Инсекты обошли этот барьер тем, что создали особые семантикограм-матические синтезаторы, воспроизводящие заклинания. Перволюди пытались усовершенствовать собственные звукогенераторы - горло и гортань, но, добившись успеха, уничтожили цивилизацию. Их потомкам надо было начинать с нуля, с поисков древних Текстов, описывающих силы и их воздействие на живое.
      Знание об этом не было утеряно, сохраняемое адептами Внутреннего Круга, которые с трудом удерживали глобальное равновесие Тьмы и Света, Добра и Зла. Но иногда происходили утечки опасной информации, и мир снова оказывался на пороге очередного кризиса, высвобождая запасы зла и агрессии в этнических конфликтах и войнах.
      Мало того, поиском методов воздействия на людей и вообще на физические законы занимались уже не одиночки-энтузиасты, доморощенные маги, а целые научные коллективы, и добивались успехов, не догадываясь, что их технологии по сути являются фрагментами единой "божественной технологии", опирающейся на законы магического оперирования пространством, временем и материей.
      - Заходи, - появился в дверях кухни Елисей Юрьевич и поманил Тараса рукой. - Поужинаем здесь.
      Тарас очнулся, послушно двинулся на кухню, где хозяин уже расставил на столе приготовленные блюда; кулебяку с грибами, жареную картошку и салат из свежих овощей. Жена Елисея Юрьевича Вера Павловна уехала к матери в Чечню, и он уже вторую неделю хозяйствовал сам. Правда, поваром он был отменным и, в отличие от Тараса, мог приготовить самое замысловатое блюдо.
      Поужинали молча, думая об одном и том же. Затем взяли по кружке горячего клюквенного морса и устроились в гостиной, напоминавшей библиотеку, картинную галерею и геологический музей одновременно. Здесь же в уголке стоял и компьютер; отдельного кабинета Елисей Юрьевич не имел.
      Наступило время беседы, и Тарас рассказал учителю о "виртуальном" походе в прошлое своего рода, о бое гигантов-Перволюдей и о находке Гипертекстов, зашифрованных "рунными сотами" летающей крепости веспидов.
      - Я вернусь туда, - поспешил добавить Тарас, закончив повествование и видя задумчивость собеседника. - Это будет нетрудно, я запомнил момент выхода. Поскольку предок начал изучение артефакта, от своих намерений он не отступится, и мы наверняка сможем прочитать, что записано в Текстах.
      - Не факт, - качнул головой Елисей Юрьевич; в стареньком спортивном костюме он напоминал тренера дворовой команды. - Информация Текстов может оказаться недоступной восприятию предка, и тогда он просто запрячет Тексты в хранилище. Но вообще твой род очень могуч и интересен, гораздо информативнее моего. У тебя великое будущее, если ты, конечно, сможешь перекачать информацию из кладовых подсознания в сознание и правильно выберешь цель.
      - Постараюсь, - скупо улыбнулся Тарас. - По долгу службы мне иногда приходится заниматься математическими и инженерными расчетами, и я задался вопросом: существует ли группа матпреобразований, которая приводит Мироздание к Богу?
      - Ну и как? - приподнял бровь Елисей Юрьевич. - Ответ положителен?
      - Я понял, что одному мне эту проблему не одолеть. Хотелось бы знать, не занимался ли ею кто-либо из Посвященных?
      - Конечно, занимался, и ответ уже имеется, но каждому идущему лучше находить решение самому.
      - Вы тоже нашли его сами?
      - Нет, меня интересовали другие проблемы. Я искал и ищу истоки Мироздания, иными словами - материнскую, или матричную, реальность, ибо реальностей много, а Начало Начал - одно.
      - Значит, наша реальность - не материнская?
      - Наша реальность запрещенная.
      - Кем?
      - Теми, кто имеет право запрещать. Тарас подождал продолжения, но Елисей Юрьевич молчал.
      - Странно... я никогда не слышал о том, что наша реальность запрещена.
      - К сожалению, мы живем в той реальности, которой заслуживаем.
      - А как сильно наша реальность отличается от... э-э, материнской?
      - Не знаю. Поиск не закончен, я все еще в начале пути, а прямого ответа в анналах Хранителей нет. Или этот ответ мне просто недоступен. Еще морсу?
      Тарас поставил на стол пустую кружку, чувствуя прилив сил.
      - Нет, спасибо, учитель. Больше одной чашки ваш морс пить нельзя, начинает тянуть на подвиги. Что вы в него добавляете?
      - Это старинный рецепт, - ухмыльнулся Елисей Юрьевич. - Кое-какие травы, кое-какие корни, ягоды и вода, вот и все.
      Он ушел на кухню.
      Тарас покачал головой. Напитки, которые готовил учитель, снимали головную боль, бодрили, тонизировали и "подключали к космосу", по его собственному выражению, хотя ни о каких наркотических добавках речь не шла. "Зелье" действительно готовилось на травах, цветах и ягодах, и весь секрет крылся лишь в пропорциях добавляемых в настой ингредиентов и насыщении смеси положительной энергией. Однако Елисей Юрьевич знал толк не только в отечественных травах, ягодах и фруктах. Он умел приготовить и плоды экзотических растений, такие, как рамбутан, папайя или дуриан, употреблявшиеся в пищу особым образом.
      Однажды учитель угостил ученика рамбутаном, так и не признавшись, где он добыл этот необычный фрукт. Тарас, никогда прежде не бывавший на Мальдивах, где растет рамбутан, и не встречавший его в московских ресторанах, с интересом повертел в руках плод рамбутана, похожий на морское животное величиной с детский кулачок. Шкурка у него была красная и волосатая, и казалось, что он вот-вот высунет ножки и побежит. Шкурку же следовало разрезать вместе с внутренним плодом и семечком, отделить от беловато-желтой мякоти и лишь потом съесть эту плоть, оставлявшую во рту ощущение свежести и изысканной терпкой сладости.
      Пробовал Тарас у Елисея Юрьевича и мангостин, фиолетовый шарик размером с яблоко. С ним надо было поступать так: аккуратно разрезать кожуру по кругу, снять верхнюю часть и ложкой извлекать белоснежные, кисло-сладкие дольки сердцевины. Но больше всего Тарасу понравилась пассифлора, или "цветок страсти". Эта ягода величиной с лимон содержит не только много витамина С, пектин и полезные для организма кислоты, но и алкалоиды, действительно повышающие сексуальное желание. Контролирующим свои чувства людям пассифлора не вредна, а вот привыкших потакать своим желаниям она способна довести до эмоционального взрыва. Елисей Юрьевич вернулся в гостиную, неся в руке желтовато-коричневый плод пассифлоры. Он словно прочитал мысли гостя, собравшегося идти на встречу с женщиной. С Оксаной Тарас был знаком уже три года, хотя о женитьбе разговора не было. Оксана была замужем, мужа не любила, но и бросать его не собиралась, и такое положение устраивало всех.
      - Возьми, - протянул "лимон" Тарасу Елисей Юрьевич. - Тебе сегодня пригодится.
      Тарас смутился, хотел спросить: откуда вы знаете? Но передумал. Вместо этого задал другой вопрос, принимая подарок:
      - Где вы их берете?
      - Друзья привозят, - небрежно отмахнулся Елисей Юрьевич.
      Тарас кивнул, подумав, что этими друзьями могут быть только сотрудники ФСБ, с которыми учитель работал вместе много лет.
      - Спасибо, я пойду, пожалуй. Когда мы начнем очередное погружение?
      - Отдохни пару дней, опиши, что видел. Надо подготовиться как следует, чтобы не проскочить момент истины. Глубокая генетическая память - не библиотека, штука капризная, иногда выкидывает такие сюрпризы, что приходится выгонять из себя зверя.
      Тарас посмотрел на Елисея Юрьевича непонимающе, и тот добавил:
      - При неосторожном вскрытии наследственных, "файлов" могут возбуждаться "секретки" - скрытые гены, в результате чего сознание погружается в психику дочеловеческих предков - тех животных, которые предшествовали появлению людей.
      - Инсектов?
      - Инсекты тоже имели своих предков. Вот почему спуск к корням генетического древа требует подстраховки Одному это делать не рекомендуется.
      - Но я пробовал спускаться один, и ничего... - признался Тарас виновато.
      - Будь осторожен, воин. Если ты нащупал оптимальный режим погружения, это хорошо, если надеешься на авось - рискуешь когда-нибудь застрять в собственном прошлом.
      - Как это? - озадачился Тарас.
      - Попросту говоря, ты не сможешь выйти из сферы памяти предка и будешь вынужден "прожить" его жизнь
      - То есть я... умру вместе с ним?
      - Не умрешь, но сойдешь с ума. Тарас внутренне поежился.
      - Хорошо, я буду осторожен.
      Они попрощались, пожав друг другу руки, и Елисей Юрьевич закрыл дверь за учеником, не запирая ее. Он никогда не закрывал дверь на замок, даже уходя из дома, и еще не было случая, чтобы его квартиру ограбили. Это работало заклинание "ограничения доступа", или по-русски - "от ворот поворот". Когда-то Тараса поразило это обстоятельство, красноречиво показывающее возможности учителя, но впоследствии он и сам научился наговорам и простым заклинаниям, не требующим особых навыков.
      Во дворе старенького двенадцатиэтажного дома - Елисей Юрьевич жил в Митине - уже зажглись фонари, хотя время было не позднее - девять часов с минутами. Однако небо было затянуто тучами, накрапывал дождик, и казалось, что наступила ночь.
      Начало апреля в этом году выдалось холодным к Дождливым. С одной стороны, дожди оказались благом, так как принесли долгожданную весну, быстро согнав снег, с другой - они не позволяли этой самой весне развернуться во всю силу, и температура даже в погожие апрельские дни не поднималась выше десяти градусов.
      Подняв воротник плаща, Тарас перебежал двор и нырнул в кабину своей темно-синей "Вольво" восемьсот пятидесятой модели. На такой машине ездила семья вернувшегося в Россию графа Шереметева, о чем писали газеты, и коллеги по работе прозвали Тараса Графом, не зная, что точно так же его дразнили в детстве. Впрочем, он не обижался на кличку, считая, что лучше пусть его называют Графом, чем Рэкетиром или Мафиози. Хотя машину он купил, во-первых, за свои собственные деньги, а во-вторых, подержанную, четырехлетней давности. Внезапно запиликал мобильный телефон Тарас достал трубку. Звонил Марат Барамидзе, великолепный теннисист, входящий в мировую элиту, и он же - дальний родственник Тараса по материнской линии. Года четыре назад он помог Тарасу переехать из подмосковной Кубинки в столицу, и с тех пор они встречались довольно часто, когда Марату удавалось вырваться из турнирного колеса для посещения отца и мамы.
      - Привет, Граф, - раздался в трубке веселый голос Барамидзе. - Я в столице. Не занят?
      - В общем-то нет, - почти искренне ответил обрадованный Тарас.
      - Тогда бери тачку и жми в "Континенталь" на Садовой-Триумфальной, я заказал там столик. Сколько тебе ехать?
      Тарас бросил взгляд на циферблат часов.
      - Минут сорок.
      - Жду.
      В трубке заиграла мелодия отбоя.
      Тарас улыбнулся, мысленно развел руками, прося прощения у Оксаны - извини, в другой раз, - и поехал в центр города.

Глава 3

КРАСИВО ЖИТЬ НЕ ЗАПРЕТИШЬ


      Марат ждал его у входа в ресторан, нетерпеливо прохаживаясь перед коричнево-золотыми зеркальными - от тротуара до второго этажа здания - окнами. На нем был бежевый плащ в стиле "тренч-кот", с обилием деталей, и белоснежный шарф, в туфлях от Brioni отражался свет фонарей, отчего двадцатисемилетний теннисист походил на молодого банкира, а не на спортсмена.
      Они обнялись, и Марат повел Тараса в ресторан, не обращая внимания на склонявшихся перед ним швейцара и метрдотеля, хорошо знавших своих постоянных клиентов.
      Под плащом на Марате оказался приталенный пиджак из серебристого вельвета, однобортный, на три пуговицы, прямые брюки из золотой кожи и белая рубашка без галстука. Марат не стал снимать шарф, подчеркивающий его "продвинутый" вкус.
      Тарас был ненамного старше племянника, однако предпочитал классический стиль и носил либо темно-серые костюмы в голубоватую или фиолетовую полоску, либо все белое Нынче на нем был темно-серый костюм, белая рубашка и галстук в диагональную полоску, так что он ничем не отличался от посетителей "Континенталя", если не считать спокойствия и уверенности, которым дышал весь его облик.
      Ресторан "Континенталь" был камерным тихим рестораном, полным антикварных вещей, словно гостиная в старом аристократическом доме. Гостей здесь встречали приветливо и радушно, как хороших знакомых, и кормили блюдами европейской кухни.
      Столик, к которому их подвел метрдотель, был накрыт на троих, и Тарас обратил на это внимание.
      - Должны были прийти две мои девушки, - отмахнулся Марат, провожая глазами красотку с ногами от шеи и голой спиной. Кивнул на нее со смешком: - Видал стон-модель? Хочешь, познакомимся?
      - Не хочу, - улыбнулся Тарас, невольно завидуя напору и жизнерадостности Марата. - Ну и где же твои знакомые?
      - Они подруги, сегодня у них съемка, так что они не придут. Вот я и позвонил тебе. Ничего, я с ними завтра пересекусь.
      - И ты встречаешься сразу с двумя?
      - А что тут такого? - удивился теннисист, изучая меню. - Им нравится, а мне и подавно.
      - Ты же собирался жениться на какой-то спортсменке.
      Марат поморщился.
      - Это было случайное увлечение, да и рано мне еще жениться. Женщин хороших много, а жениться надо только по любви, на одной-единственной. Ты вон тоже еще холостой, и ничего, жив-здоров.
      Тарас кивнул, с интересом разглядывая красиво вылепленное смуглое лицо собеседника. Он и сам думал так же, но не предполагал услышать подобные речи от парня, у которого в каждой стране было по сотне поклонниц.
      - Я где-то читал, что один сорокалетний австралиец, который был женат дважды, и оба раза неудачно, решил связать себя брачными узами с телевизором.
      - Бред! - рассмеялся Марат.
      - Может быть, эту историю выдумали журналисты, но свадебная церемония прошла по всем правилам - со священником и обручальными кольцами.
      - Шизофрения! - убежденно заявил Марат.
      Запад вообще болен, ты представить не можешь. Я часто езжу по Европе и по Америкам и везде встречаюсь с подобного рода кретинизмом. Иногда тошно становится: неужели человечество действительно деградирует, как утверждают ученые?
      - Не все человечество, - усмехнулся Тарас. - Россия пока держится, и есть шанс, что сумеет сохранить духовный потенциал.
      - Дай-то Бог! Мне много раз предлагали другое гражданство, а я между тем люблю родину и никогда отсюда не уеду, хотя и бываю здесь нечасто. Ну, что будем заказывать?
      Тарас пожал плечами.
      - Вообще-то я поужинал.
      - Где, если не секрет?
      - У учителя.
      - Ты все еще тренируешься у него? По-моему, ты давно можешь тренировать сам.
      - Совершенствовать умения можно всю жизнь, тем более что этому процессу нет предела.
      - Это философия, а на практике очень быстро достигаешь потолка, и тогда становится скучно. Тебе не приходилось переживать это ощущение?
      - Нет, - покачал головой Тарас. - Как может быть скучным любимое занятие?
      - Иногда приедается, - признался Марат со вздохом. - Особенно если достиг всего, чего хотел. Но без тенниса, конечно, я прожить долго не смогу. Ну, а ты до чего досовершенствовался? Какой сидихой овладел?
      - Сиддхой, - поправил Тарас; когда-то он дал племяннику почитать кое-какую санскритскую эзотерическую литературу, в том числе об индийской школе самореализации, и Марат заинтересовался ею, хотя и ненадолго.
      - Ну, сиддхой. Я пытайся попрактиковаться, используя твои методики, но добился только уменьшения веса. Хотя в игре это довольно сильный козырь, я долго не устаю. Так какой сиддхой ты занимаешься сейчас? Небось уже научился летать или становиться невидимым?
      Тарас неопределенно пожал плечами. Однажды он показал Марату, что такое темп, то есть сверхскорость, исчезая в одном месте и появляясь в другом, и этим сильно озадачил теннисиста, считавшего свою реакцию идеальной. В настоящее время Тарас под руководством учителя готовился овладеть вьянти - тонкой силой восприятия мыслей, чувств и энергии других людей, и кое-что у него уже получалось.
      - Ладно, давай полакомимся местной кухней, - сказал Марат, видя, что его более старший родственник не расположен к откровениям. - Я закажу гуся с яблоками, пару салатов, грибной жульен и сладкое. Что будем пить?
      - Минералку, - сказал Тарас.
      - Тогда еще мускатное шампанское. До следующего турнира ровно неделя, так что я могу позволить себе расслабиться. А ты по-прежнему не потребляешь ничего алкогольного?

Назад   Вперед
Василий Головачев =>> Автор: Биография | Фотографии | Интервью | Off-лайн | Премии
Произведения: Библиография | Циклы | Романы | Повести | Рассказы
Галерея: Картинки | Иллюстрации  Конкурсы   Форум  Архив

© Официальная страница Василия Головачева, 1998-2012 гг.

Рисунки, статьи, интервью и другие материалы НЕ МОГУТ БЫТЬ ПЕРЕПЕЧАТАНЫ без согласия авторов или издателей.

Оставьте ваши пожелания, мнения или предложения!
©2016 Василий Головачев (http://www.golovachev.ru)
Дизайн Владимир Савватеев, 2004
Верстка Павел Белоусов, 2004