Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт
Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт
Сайт "Русская фантастика"
Книги Василия Головачева
О Василии Головачеве
Иллюстрации к книгам Головачева
Форум Василия Головачева
Гостевая книга Василия Головачева
Архив новостей

Разборки третьего уровня

Назад  


      - Офицер для особых поручений должен уметь делать все. - Он подчеркнул последнее слово. - Хотя ценится более всего умение держать язык за зубами. На размышления дается два дня. Если через два дня вы не позвоните вот по этому телефону в Москву, - незнакомец продиктовал номер, - мы будем знать, что вы отказались. Но лучше бы вы этого не делали, потому что... - Он не договорил - Василий, вдруг оказавшийся рядом, из немыслимого положения и в немыслимом темпе провел хоко-но кэри, от чего чужак нырнул под джип затылком вниз, успев сгруппироваться лишь в самый последний момент. Он спокойно вылез из-под машины, отряхнул костюм, заканчивая фразу:
      - ..налюбого крутого профи можно найти еще более крутого. - Пригладил волосы, глянул на хладнокровно ждущего продолжения Василия. - Или зомби-команду. Не так ли, мастер? До встречи в столице.
      Он помог сесть в кабину пришедшему в себя наблюдателю, бросил туда же "дипломат" "СЭРа", покосился на задумчиво жующего травинку Котова.
      - Надеюсь, вы не сильно травмировали моего второго наблюдателя? Это может негативно отразиться на вашей судьбе.
      - Наша судьба - то гульба, то пальба, - пробормотал Вася, поворачиваясь к нему спиной.

ВЕЧЕР В КРУГУ ДРУЗЕЙ


      В шесть часов вечера они с Натальей поехали надень рождения к ее друзьям, с которыми успел сдружиться и Василий. Компания была действительно веселая, добрая, неагрессивная, любившая розыгрыши и шутки, отдыхать с ними было легко и приятно.
      Валентина Брускова, ближайшая подруга Натальи, снова рассмешила всех историей, которые вечно происходили с ней и с мужем. Одну из таких историй Василий помнил еще с прошлой встречи - рассказала ее не Валентина, а Наташа.
      Произошла история во время празднования Восьмого марта.
      Собралось на Восьмое марта на квартире у Брусковых человек десять, выпили, закусили, потанцевали, послушали анекдоты - муж Вали Алексей был мастак на это, снова выпили, а когда стали расходиться, из спальни в прихожую вдруг вышла с трагическим лицом Валентина, держа в вытянутой руке бюстгальтер, в чашки которого свободно уместилась бы мужская голова.
      - Вот, полюбуйтесь! - голосом, соответствующим ее облику, изрекла Валентина. - Нашла за батареей отопления. Ну что мне с ним, моим суженым, делать? Как жить дальше? Посоветуйте.
      Гости оторопели, переглядываясь, не зная, что сказать, - так убедительно было поведение хозяйки.
      - Валь, что за шутки? - нашлась наконец одна из ее подруг, Ольга.
      - Действительно, Брускова, - поддержала Ольгу Раиса, - любишь ты людей разыгрывать.
      - Какие розыгрыши?! Какие шутки?! - повысила голос Валентина. - Первый раз, что ли? То трусы нахожу, то полотенце чужое, теперь вот это...
      В прихожую выглянул Алексей, глянул на жену.
      - Чего шумишь, гостей пугаешь? Что это у тебя в руке?
      - Сам не видишь, что ли? - Лицо Валентины стало плаксивым, на глаза навернулись слезы. - Кто к тебе ходит, пока я на работе? Чей это бюстгальтер?!
      - Да ты что, Валь? - забормотал изумленный Алексей. - Кто ко мне может ходить, да еще с такими.., габаритами! Я ведь тоже целыми днями на работе. Может, твоя мама забыла?
      - Вот и позвони, выясни, а я послушаю.
      Растерянный Алексей оглядел притихших гостей, обреченно снял трубку, набрал номер:
      - Вера Васильевна? Это я, Леша.., вы у нас.., э-э.., извините, конечно.., случайно свой бюстгальтер не оставили? Нет? Очень жаль!
      Все молча смотрели на взмокшего Алексея, ожидая развязки сцены, и тут Валентина не выдержала, расхохоталась до слез. Выяснилось, что бюстгальтер был податен ей коллективом парикмахерской в качестве шутки...
      - Что? - опомнился Василий, выплывая из глубин воспоминании, отреагировав на вопрос сидевшей слева Наташи.
      - Что с тобой? - повторила вопрос девушка, которая всегда улавливала его состояние, хотя внешне он казался таким же, как всегда. Значит, все же следует держать себя плотнее, никто не должен видеть борьбы в его душе - его мучило предложение Коржакова.
      - Все нормально, - ответил Вася, сжимая пальцы подруги, понимая, что все как раз ненормально. Однако и он не был виноват в том, что не может жить долго без круговорота друзей и врагов, без риска, взгляда или выстрела в спину, без волнений и тревог...
      Расходиться начали в начале двенадцатого ночи, когда за стеной раздались звуки музыки и загалдели голоса. Лица Раисы и Виктора, у которых собралась компания, поскучнели.
      - Опять... - со вздохом произнесла хозяйка. - Хорошо, что мама ночует у бабули.
      - А в чем дело? - остановился у порога Василий.
      - С месяц не можем жить спокойно. Наши соседи переехали в другой город, а на их место переселилась одна.., мать-героиня! Каждый день пьянки да гульки, шум такой, что не только мама уснуть не может, а весь подъезд! И ведь начинают, подлецы, именно в полночь, а бывает, и в час ночи, и в два.
      - Не пробовали втолковать?
      - Пытались, - махнул рукой муж Раисы, высокий, но худой и субтильный человек, далеко не спортсмен. - Молодые ребята, им море по колено, пригрозили, что если еще раз сунемся...
      - Понятно. - Василий придержал Наталью за локоть. - Подожди меня здесь, я сейчас.
      - Не ходи, - покачала головой Рая, - мало ли что случится, еще зарежут.
      - Мы тоже пойдем, - сказал Алексей, которого поддержал муж Ольги и, поколебавшись, муж Раи.
      - Не надо, я пойду один.
      - Не переживайте, - улыбнулась с долей гордости и грусти Наталья, - пусть поговорит, все будет нормально.
      Василий позвонил в соседнюю дверь, обитую черным дерматином, потом два раза звонко стукнул в косяк ладонью. Загремел засов, звякнула цепь, дверь открылась. На Василия смотрел полуголый молодой мужик, круглый от жира, заросший черными волосами.
      - Чего надо?
      - Поговорить, - мирным тоном сказал Василий. - Не могли бы вы слегка уменьшить звук? Уже полдвенадцатого, а за стеной больная старая женщина...
      - Вали на... - Волосатый попытался закрыть дверь, но не успел. Василий подставил ногу, щелкнул парня в переносицу и спокойно вошел, не обращая внимания на его закатившиеся глаза.
      В обеих комнатах квартиры и на кухне толкались парни и девчата - где пили, где танцевали, пели и целовались, занимались любовью. В одной из комнат орал телевизор, в другой аудиосистема "Сони". На вошедшего никто не обратил внимания, и Василий вынужден был привлечь внимание резким ударом в ладоши; звук при этом получался весьма похожим на выстрел. Двое-трое парней оглянулись, из кухни в прихожую выглянул верзила со всклокоченной шевелюрой, в майке и спортивных штанах, с бутылкой в руке.
      - Вы хозяин? - спросил Василий.
      - А ты кто такой? - Верзила перевел взгляд на толстяка, сидевшего на полу, глаза его расширились. - Свист, ты что расселся? Кого впустил?
      - Кто хозяин? - терпеливо повторил Василий.
      - Ну, гля, ты кто? Че влез?
      Василий подушечками пальцев мягко коснулся лба верзилы с бутылкой, и тот так же мягко осел на пол, закатывая глаза. Тогда Вася прошел в комнату, выключил телевизор, в другой - аудиосистему, стало тихо.
      - Кто хозяин? - спросил он в третий раз.
      Поднялся гвалт, крики, кто-то включил телевизор, и тут же заорала магнитола. Но не надолго. Вася выключил аппаратуру, оторвал вилки, с грохотом сбросил со стола пару тарелок. Тишина на этот раз стала более глубокой.
      - Кто хозяин? - медленно проговорил Василий в четвертый раз, обводя сузившимися глазами притихшую компанию.
      - Ну, я хозяйка. - Из-за спин гуляющих выглянула уже немолодая особа с жидкими крашеными волосами. - А ты чего приперся, посуду бьешь?
      - Мил, чего этому козлу надо? - вылез вперед бугай в футболке, до этого лапавший пухлую девицу в платье-перчатке. - Может, дать по морде и выбросить?
      - Соседка небось прислала, - пожала плечами хозяйка. - Они мне уже опостылели своими приколами. Дай ему, Брыль, чтоб не ходил больше права тут качать... - Крашеная Мила, не договорив, вздрогнула от звона еще одной разлетевшейся вдребезги тарелки.
      - Слушай меня внимательно, - ровным голосом сказал Василий. - С этого дня в этой квартире не разрешается шуметь после одиннадцати часов вечера.., нет, после десяти. Это закон! В случае нарушения закона я обязуюсь привлечь к ответственности каждого, кто...
      - Че он мелет?! - изумленно выдохнул мордатый. - Крыша поехала, что ли?!
      - ..кто забудет о предупреждении, - закончил Василий, успокаивая шагнувшего к нему мордатого.
      Все молча смотрели, как здоровяк складывается пополам и падает на грязный пол мордой вниз. Сзади возникло движение, и Василий на полушаге, с разворота, послал ударившего его бутылкой хилого хлопца лицом в телевизор. Телевизор при этом выдержал удар, хлопец нет.
      - Хороший аппарат, - хладнокровно похвалил Василий. - Фирма. Слышали все?
      - Да я тебя!.. - завизжала хозяйка и отпрянула, замолчав, с открытым ртом, после хлопка-выстрела в ладоши.
      - Так я могу быть уверен, что здесь будет тихо? - спросил Василий в пространство.
      - Я милицию вызову... - нерешительно проговорила Мила.
      - Это было бы как нельзя более кстати. Звоните, я подожду.
      По комнате пошел шепоток, стих, потом в двери появился неплохо упакованный молодой человек, не качок, но тренированный и уверенный в себе. К тому же у него был пистолет, вернее, короткоствольный револьвер.
      - Сам уйдешь или предпочитаешь, чтобы тебя вынесли?
      Василий лениво улыбнулся, разглядывая парня. Ему стало почему-то жаль его, компания тут была для него неподходящая.
      - Ты-то как здесь оказался, крутой? Выпить захотелось на халяву?
      В глазах парня мелькнула озабоченность, однако на него смотрели смазливые девицы и дружки, и лица терять перед ними он не хотел.
      - Не твое дело, козел. Вали отсюда, пока не схлопотал сливу в пузо. Все подтвердят, что ты напал первым.
      Вася вздохнул, теряя к парню интерес, незаметным движением кисти бросил гайку - в отличие от Матвея он пользовался ими чаще, чем голышами, - и, ойкнув, молодой человек выронил револьвер из онемевшей руки. Вася в тишине нырнул на пол, в подкате поднял револьвер (девятимиллиметровый "кольт"), высыпал из барабана и ствола патроны, кинул оружие на диван.
      - В следующий раз не вытаскивай такие вещи зря.
      На пороге он оглянулся: на него смотрели бледные лица полутора десятков парней и девушек разного возраста, не считая пятидесятилетней хозяйки.
      - Как насчет моей просьбы?
      - Поняли.., будет тихо.., нормально... - раздались нестройные голоса.
      - Ну и отлично, спасибо за теплый прием. - Вася вышел.
      В квартире Раисы его ждали возбужденные, рвущиеся в бой мужчины.
      - Что так долго? Кто стрелял? Что там произошло? Как они восприняли? - закидали его вопросами женщины.
      - Все в порядке, - пожал плечами Василий. - Никто не стрелял, честно, это я хлопнул в ладоши пару раз, чтобы привлечь внимание. Они все поняли, шуметь больше не будут.
      - Я же говорила, - повела плечом Наташа, беря друга под руку. - Чао, ребята, до встречи.
      В кабине машины она посмотрела на профиль Василия и сказала с дрожью в голосе:
      - Ну, ты и даешь, Котов! Как тебе удается утихомиривать такие хамские компании?
      - Я был неотразимо красноречив, - рассеянно ответил Вася.
      Наталья улыбнулась все той же грустной улыбкой, которая так ей шла.
      - Представляю.., и все же ты о чем-то думаешь все время. Хочешь уехать?
      Василий вздрогнул, хотел сказать ей, что грядет волна перемен, но вместо этого взял руку девушки в свою и поцеловал ее холодные пальцы.
      Наутро он поехал в фирму "Черная пантера", чтобы завершить дело с рэкетом соседки, врача санэпиднадзора, аудиенцией с руководством фирмы. Раздвоенности в душе поубавилось, Василий уже не комплексовал, твердо решив "выйти в жизнь" из созданной им "экологической ниши". К тому же ему нравилась формула: "справедливость - мое ремесло", - хотя едва ли он признался бы в этом кому-нибудь из друзей. Кроме Матвея, разумеется.
      Фирма с громким названием "Черная пантера" - заурядное торговое общество с ограниченной ответственностью - занимала подвалы в одном из старых домов Владимира на улице Скрябина. По тому, с какой наглостью действовали боевики фирмы, запугивая бедную женщину для получения справки, Вася сделал вывод, что у боссов фирмы есть хорошие покровители в губернских верхах, однако у него не было ни желания действовать по полной форме, ни времени на все эти тонну хэн и мэкики хэн, а мивакэ хэн он собирался провести уже на чужой территории.
      Войти в подвал удалось легко: охранникам Вася представился посыльным от другой фирмы, которому поручено вручить пакет лично боссу - Лаптеву Игорю Ивановичу, - и его пропустили, не ведая, что пришел к ним мастер класса "абсолют".
      В стандартной, как и полагается для подобных организаций, приемной с телевизором, персоналкой, печатной машинкой "Оливетти" и юной сексуальной секретаршей Васю задержали было двое амбалов в мятых черных кожаных костюмах, далеко не интеллигентного вида, как они ни старались преподнести себя "некультурнее", но пакет - конверт с чистыми листками бумаги - Вася им не отдал.
      - У нас так не принято, - сказал один из амбалов, крутоплечий, с румянцем во всю щеку, молодой, но уже с заметным брюшком. - Я должен ознакомиться с содержанием пакета, - покрутил он рукой с грязными ломаными ногтями.
      - Он секретный, обойдешься, - сказал Василий невозмутимо и повернулся к секретарше. - Доложите шефу, что пришел Котов.
      Второй амбал, пошире и моложе первого, но такой же неухоженный, с перхотью на воротнике пиджака, перестал заигрывать с секретаршей и нехорошим взглядом окинул Василия.
      - Что еще за Котов?
      Вася перешел на темп и скрылся за дверью кабинета президента фирмы, мгновенно пропав из поля зрения ошеломленных церберов.
      Лаптев Игорь Иванович оказался чуть ли не пацаном, на вид ему можно было дать не более двадцати двух лет: широкое сытое лицо с капризной складкой губ, глубоко посаженные глаза неопределенного цвета, белесые брови и ресницы, волосы ежиком с вихром на затылке. Одет в серый костюм в крупную клетку, белую рубашку не первой свежести, если судить по серому налету на воротнике, малиновый галстук. На руках по три массивных золотых перстня. В зубах сигара. "Что называется - из грязи в князи", - подумал Василий с невольной усмешкой. Этот тип ярко отражал уровень самого низкого звена в торговом бизнесе.
      В кабинете, кроме хозяина, находился посетитель, наглого вида юнец в кожаной куртке: он сидел прямо на столе, приставленном к громадному столу босса в виде буквы Т. Оба в немом изумлении уставились на появившегося, как чертик из коробки, Василия.
      - Ты кто? - хрипло выдавил из себя Лаптев.
      - Акшобхья, - ответил Василий лаконично.
      Президент "Черной пантеры" не понял, вряд ли он читал что-нибудь в жизни, кроме телефонного справочника и отчетов главбуха. Прозвучавшее имя он трансформировал по-своему, созвучно своим знаниям:
      - Что еще за Ашот? Как ты здесь оказался?
      - Через дверь. - Василий прислушался к звукам в приемной: амбалы вот-вот опомнятся и доложат шефу о появлении странного посыльного. - Вчера я имел честь познакомиться с твоими клевретами, они шантажировали врача санэпидстанции Клавдию Новикову.
      - Ах вот в чем дело. - Лаптев откинулся на спинку кресла, сцепив руки на груди, ухмыльнулся. Отрицать свою причастность к рэкет-банде он и не подумал. - Правдолюбец сыскался. Сам пришел. Жорж, это он сломал руку Биндюгу, зови ребят...
      Вася пустил гайку в ухо соскочившему со стола парню, проследив за его падением. Лаптев как зачарованный уставился на лежащее тело, потянулся к столу, достал из ящика тяжелый "магнум-38". Эта мощная "пушка" красноречиво говорила о гипертрофированных амбициях президента, для которого золотые перстни, охрана, личный "мерседес", длинноногая секретарша, крутой пистолет служили доказательствами принадлежности к сильным мира сего.
      - Ну что? - повеселел Лаптев, направляя ствол "магнума" на посыльного. - Не стоило бы тебе нарываться на неприятности, супермен. Как говорится, против лома нет приема.
      - Есть, - равнодушно ответил Василий.
      В кабинет ворвались амбалы, вооруженные не менее впечатляюще: у одного из кулака торчал ствол "люгера", второй картинно нес штурмовой пистолет "партизан". Пришлось действовать на скорости, чтобы удержать ситуацию под контролем.
      Большинство приемов ниндзюцу имеют исключительно красивые, поэтические названия, например: мурасимэ-но дзюцу - "искусство дождя в деревне", или оникудаки - "разрушитель демонов". Эти названия ничего не говорят непосвященным, именно для того разработчики приемов и прятали смысл каждого, чтобы сохранить в тайне секреты боевых искусств. Лишь тот, кто ступил на тропу совершенствования, гармонизации со Вселенной, что и является целью искусства ниндзюцу, в конце концов овладевал приемами, постигая их практический смысл. Вася, который за двадцать с лишним лет занятий боевыми искусствами овладел айкидо и кунгфу, прошел цикл подготовки русбоя и закончил школу "тайного искусства владения оружием", знал практически весь арсенал приемов ниндзюцу. Так, термин "оникудаки" в переводе на язык движений означал: выкручивание локтя противника вверх до вывиха плеча. Что Василий и продемонстрировал амбалу с автоматом, послав второго на пол легким касанием пятки к его ключице.
      Спустя мгновение охранник обмяк, а ствол "партизана" оказался наведенным в лоб Лаптеву. Тот, впрочем, осознал свое положение не сразу.
      - Т-ты ч-что?., к-как ты?., почему? - Шеф "Черной пантеры" вспотел, опустил враз потяжелевший, как гиря, "магнум". - Успокойся, к-как там тебя.., чем это ты их? - Лаптев отдернул руки от стола, кивнул на три лежащих тела. - Карате, что ли?
      - Муто-дори, - доходчиво ответил Василий. В русбое эта техника имела не столь романтическое название "техники отцов и детей", но на Лаптева она не произвела бы впечатления.
      - Так что вы хотите? - продолжал президент фирмы, постепенно приходя в себя, и незаметно нажал кнопку сигнализации. - Может, присядете?
      - Некогда, - покачал головой Вася, передернув затвор пистолета. - Не стоит звать сюда своих цепных псов, мальчик, меня это не остановит. Давай отбой.
      Побледневший Лаптев пробормотал в микрофон сотовой связи:
      - Всем вернуться на свои места, проверка. - Глянул на неподвижно стоящего гостя. - Я слушаю.
      Вася усмехнулся.
      - Если ты еще раз, гаденыш, попробуешь приставать к Клавдии Новиковой, а тем более угрожать, посылать к ней своих горилл, жить дальше будешь без языка. Я понятно выражаюсь?
      Лаптев поерзал в кресле, что-то про себя прикидывая, и Василий дал очередь из "партизана" по дверце бара, породившую звонкий грохот лопнувших бутылок.
      - Как понял? Перехожу на прием.
      - По-понял, - торопливо заговорил босс фирмы, забыв о своем "магнуме" начисто. - Все сделаю, не сомневайтесь...
      Василий разрядил "магнум", остальное оружие бросил на пол и вышел.
      Охранники на выходе посторонились, держа руки на рукоятках пистолетов, но задерживать не стали. Они еще не знали, что произошло в кабинете шефа.
      С чувством облегчения Василий сел за руль "вольво" и вдруг понял, что хоть сейчас готов звонить по номеру, который ему оставили таинственные наниматели из Москвы, представители всесильного главы президентской службы безопасности. Останавливало его только врожденное чувство осторожности: следовало все же сначала посоветоваться с Соболевым и заехать в Рязань, где жила Ульяна Митина. Очень хотелось верить, что два дня назад он в самом деле слышал ее мысленный голос.

ЦЕЛЬ ОПРАВДЫВАЕТ СРЕДСТВА


      Юрий Бенедиктович Юрьев, глава администрации президента, прибыл в городок Кош-Агач на Алтае инкогнито, изменив внешность. Устроившись в местной гостинице под видом пожилого туриста, который загорелся желанием посетить буддийский монастырь на перевале Куг-Багач, он неторопливо обошел городок, внимательно осматривая его достопримечательности, побывал на рынке, а убедившись, что никто им не интересуется и спецсредства для слежки не использует, послал тихий ментальный сигнал - раппорт, сразу же принятый тем, к кому, собственно, и прибыл Юрий Бенедиктович.
      Спустя час они встретились в двух километрах от города, в небольшой долине, окруженной пихто-кедровым лесом, к югу переходившим в редкий чистый лиственный с огромными, как колонны, деревьями.
      Бабуу-Сэнгэ, настоятель Храма Гаутамы, был одет в черный шелковый халат, подпоясанный алым кушаком, легкие сапоги и красивую алую шапочку в форме пирамиды. Коня, на котором он спустился с перевала, настоятель оставил между скалами, маскирующими кратчайшую тропу из долины к монастырю. Юрьев, одетый в потертые джинсы, ветровку и вязаную шапочку, вышел на поляну первым. Не боясь, что их кто-нибудь может увидеть, Бабуу-Сэнгэ спустился со склона долины и пересек поляну, раздвигая телом гигантские, в рост человека и выше, крупностебельные зонтичные травы: чемерицу, борщевик, дудник, живокость и другие. В зарослях этих трав мог бы скрыться и всадник, так что увидеть двух беседующих людей было невозможно ни со склонов гор, ни с высоты птичьего полета. Услышать же со стороны их тихий разговор тоже не представлялось возможным, потому что Юрьев для перестраховки включил особое устройство - звуковой генератор, создающий вокруг беседующих сферу не пробиваемого никакими подслушивающими устройствами "белого шума".
      Обменявшись поклонами, двое Неизвестных остались стоять, закованные в броню воли и психофизической энергии.
      - Положение Союза осложняется, - начал Юрьев без предисловий на метаязыке. - По сути, он распался на три группы тайновластия при двух воздержавшихся. Я имею в виду вас и Мефодия.
      - Отец Мефодий избрал другой путь, перестав быть проводником идей Союза. Он давно метит на место святейшего патриарха Всея Руси и добился неоспоримых успехов, став архиепископом и первым претендентом на православноцерковный престол.
      - Да, он стал силой, с которой необходимо считаться. Но главная угроза Союзу исходит не от него.
      - От Германа.
      - От него, Рыкова Германа Довлатовича. Уже сейчас видно, что его цель - абсолютная монархическая власть! Рождается новый Монарх Тьмы, хотя и ниже уровнем, чем первый. В его руках "Чистилище", информационная служба ФСБ, президентские структуры безопасности и связи, влияние на президента, выход на руководителей Сверхсистемы. В скором времени он подомнет ее под себя. Всю. А потом наступит черед "волн выключения": Герман начнет отстрел конкурентов одного за другим, в первую очередь - тех, кто не подчинится ему, во вторую - тех, кто потенциально создает угрозу для его замыслов.
      - То есть нас.
      - А для этого он создает КОП - спецкоманду для особых поручений, справиться с которой будет очень нелегко даже нам с вами.
      - Зомби?
      - Нет, профи класса "абсолют" и "супер", экипированные не только по последнему слову диверсионной техники и новейших достижений науки, но и в перспективе - Великими Вещами Инсектов, о значении которых Герман знает не меньше нас. Это грозит нам если не уничтожением, то серьезным конфликтом с непредсказуемыми последствиями.
      - Вся история человечества является одним бессмысленным конфликтом, - изрек настоятель Храма Гаутамы с философской невозмутимостью. - Но вы правы, Юрий Бенедиктович, угроза Союзу велика. В одном вы можете не сомневаться: "нагрудник справедливости", олицетворяющий власть высшего уровня, Герману не достанется.
      - Если Герман доберется до "Иглы Парабрахмы", нагрудник ему не понадобится. Вы прекрасно знаете, что он.., как и все мы, впрочем, давно ищет доступ к заблокированным МИРам, и если найдет его первым...
      - Не найдет.
      - И все же надо изобрести способ его остановить.
      Над головами Посвященных промелькнула бесшумная тень - беркут искал в траве рябчиков и поползней. Бабуу-Сэнгэ проводил его внутренним зрением, но опасности не почувствовал.
      - Я старше вас, Юрий Бенедиктович, и знаю, что Нечто, никогда не сообщаемое в виде Ответа, то есть Сила и Знание, хранимые эгрегором Внутреннего Круга, существуют, но пользоваться ими могут только Собиратели и Хранители, да и то лишь по формуле "не навреди!". Нам с вами эта Сила недоступна, несмотря на Посвящение II ступени.
      - Вы хотите сказать, что способа остановить Рыкова не существует?
      - Ну почему же? Такие способы есть. Во-первых, это корректор реальности, известный под названием "Игла Парабрахмы", включить который не сможет никто, в том числе и Герман. - Бабуу-Сэнгэ помолчал. - В том числе и я. Во-вторых, это эйнсоф, зона перечисления слоев "розы реальностей". Но и ее ни один из нас инициировать не в состоянии.
      - Но ведь "Иглу" недавно включал обыкновенный человек...
      - Соболев - не обыкновенный человек, он незавершенный аватара! Но и для него порог запрета на вход в МИРы Инсектов слишком высок, а где располагается эйнсоф, он не знает. И надеюсь, не узнает.
      - Почему бы не привлечь его на нашу сторону? Имея такого союзника, мы выиграем войну с Германом.
      - В современных войнах победу определяют не герои-одиночки на полях сражений, а политическая система и финансовое положение противоборствующих сторон. У Германа положение безупречно. К тому же Соболев не согласится участвовать в нашей войне против Рыкова.
      - Попробуем уговорить. Откажется - заставим, похитим его семью, родственников - и сделает все, что потребуется.
      Бабуу-Сэнгэ покачал головой в сомнении, хотя лицо его при этом оставалось чистым, спокойным и как бы отрешенным от земных проблем.
      - Попытайтесь, Юрий Бенедиктович. В конце концов, шансы надо использовать, даже самые минимальные. Попытайтесь также выйти на друзей Соболева, Посвященных I ступени Парамонова и Самандара. Может получиться сложная, взаимопересекающаяся, но потенциально выгодная игра.
      - Я понял, - мгновенно сориентировался Юрьев. - Как говорится: что теряете на качелях, приобретаете на каруселях. Я найду способ привлечь к решению наших общих проблем Посвященных. Остался последний вопрос: будем ли мы сосредоточивать внимание на "волнах выключения", организуемых Германом по отношению к другим.., э-э... Неизвестным? Первые в списке Рыкова стоят Хейно Яанович Носовой и Петр Адамович Грушин.
      - Уважаемый Юрий Бенедиктович, - бесстрастно сказал настоятель Храма Гаугамы, - внимание - это всегда ограничение диапазона восприятия. Заостряя на чем-то внимание, мы теряем широту и глубину анализа бытия в целом. Вы согласны?
      - Я понял, - медленно проговорил Юрьев. - В принципе цель оправдывает средства.
      - Вот и отлично. Кардиналы Союза Девяти не должны быть сентиментальны. Учтите еще одно обстоятельство: Герману удалось переманить на свою сторону Кирилла Даниловича и Виктора Викторовича, надо попытаться вбить между ними клин, это ослабит позицию каждого.
      - Как это сделать?
      - Подумайте, я тоже поразмышляю над этим. Времени у нас до следующего схода не так уж и много, надо успеть подготовиться.
      С этими словами Бабуу-Сэнгэ шагнул назад и исчез за стеной гигантской травы.
      Юрьев некоторое время слышал его шаги, потом потерял, поднял лицо к безоблачному небу и, поймав пролетавшего над ним беркута в прицел глаз, послал ему мыслеволевой раппорт. Хищная птица камнем рухнула в травы, ослепнув на лету.

Назад  
Василий Головачев =>> Автор: Биография | Фотографии | Интервью | Off-лайн | Премии
Произведения: Библиография | Циклы | Романы | Повести | Рассказы
Галерея: Картинки | Иллюстрации  Конкурсы   Форум  Архив

© Официальная страница Василия Головачева, 1998-2012 гг.

Рисунки, статьи, интервью и другие материалы НЕ МОГУТ БЫТЬ ПЕРЕПЕЧАТАНЫ без согласия авторов или издателей.

Оставьте ваши пожелания, мнения или предложения!
©2016 Василий Головачев (http://www.golovachev.ru)
Дизайн Владимир Савватеев, 2004
Верстка Павел Белоусов, 2004