Показать сообщение отдельно
Старый 10.01.2012, 18:13   #2
Рыжик
Ветеран форума
 
Регистрация: 09.11.2008
Сообщений: 9,196
Рыжик Истребитель законаРыжик Истребитель законаРыжик Истребитель закона
По умолчанию Интервью со ссылки...

Василий Головачёв:

«В Москве звёзд не увидишь» (1)


- Судя по тому, что ваше имя занесено в Российскую Книгу рекордов Гиннесса, вы среди фантастов написали в настоящее время больше всех?
- Пока да, но ведь это показатель интереса читателей к писателю. Если книги издаются такими тиражами, значит, этот писатель кому-то интересен, люди покупают и голосуют рублём. К сожалению, или, к счастью, в России сейчас очень много писателей, которые, будучи совсем молодыми, выпустили уже за тридцать книг, и вскоре меня перегонят, если, конечно, тенденция с изданием книг сохранится. Есть люди, успевающие написать 5 - 6 романов в год, хотя, думаю, это не способствует качеству. Классики были правы - они успевали много передумать и сменить концепцию романа, пока писали, а поскольку молодёжь сегодня совсем не думает над тем, что пишёт, то о какой концепции или идее можно говорить? Да, некоторые небесталанны, но в основном то, что издаётся, чистой воды графомания.

- Как правило, небесталанной бывает первая книга?
- Люди гонятся за количеством, а не качеством. Трудно сейчас говорить о литературе как таковой, потому что мы потеряли за время распада Советского Союза самое главное - культуру. Разговариваешь с писателями и видишь, что они не читают не только фантастику, просто классику, просто литературу. Убеждён: нельзя быть хорошим писателем, не будучи хорошим читателем. Если ты не читаешь книги, ты уже не писатель.

- Но сами ли они пишут по пять книг в год?
- Конечно, сами, но это графомания.

- Даже трудолюбивый Юлиан Семёнов столько не выдавал?
- Он не смог. Уважаю его, потому что он смог сделать довольно много. Помните, у него была книга «Версии»? И у меня складывается такая же папка, потому что сделать это уже не успею, хотя пытаюсь. Сейчас всё упирается в коммерцию. Мы потеряли душу литературы, не говоря уж о душе культуры, душе народа. Не хочу быть пессимистом - все мои книги имеют оптимистические финалы, и я говорю: если уж не что-то делать, так что-то думать. Моя задача - пробудить читателя. Не будучи политиком в литературе, я страшный политик России, которую люблю, никогда из неё не уеду. Некоторые из моих приятелей много лет подряд кричат: «Я уеду из этой страны!» Да уже уезжали, только почему-то возвращались обратно. Тот же Аксёнов, Войнович, Миша Казаков умер в России, а не в Израиле. Все вкусившие той самой свободы, о которой они мечтали, вдруг поняли, что они там никто. Они никому не нужны на Западе. А странная великая страна Россия, которую опустили на колени, принимает всех.

- Сколько вам удаётся написать за год?
- Примерно два романа, а сейчас больше, потому что всё изменилось, книга уходит потихоньку в Интернет, переизданий не делается. Да и новые книги через неделю бесплатно появляются в Сети. Это чистой воды российское воровство интеллектуального продукта. И я - творец - не могу людей заставить за это платить. Кто-то сделал мотыгу или топор и продаёт их за деньги, а это та же самая мотыга, только другого уровня. Зачем вы воруете?

- Помню, Сергей Лукьяненко пытался этому воспрепятствовать?
- Да и я боролся когда-то. Бесполезно. Законы у нас не работают. В Европе за это сажают. Провели бы в России пару показательных процессов - и этого бы не было, но никому это не интересно, даже наверху. Власти это до лампочки - настолько обидно. Этим ЕГЭ практически убили образование. Почему наверху поддерживается Фурсенко с его идеями? Значит, существует некий заказ других сил? По моему мнению, это самый худший из всех министров образования, которые у нас были не только в России, но и в Советском Союзе. И всё равно он остаётся у власти и продолжает своё дело. Кому это выгодно? Всё понимаю и могу перевести в мистику, но никому это уже не интересно.

- Появился в последнее время слой фантастики довольно мрачного толка, например, серия «Метро 2033». Многие зачитываются и не могут оторваться.
- К великому сожалению, это опять-таки элементы сатанинской системы, которые опускают людей в те негативы, которые внутри нас и так живут, а мы ещё читаем и переживаем, а потом переносим эти внушаемые нам стереотипы на реальную жизнь. После этого жить не хочется. А слой читающих подобное существует всегда. Как сказал Чехов: «Нет такого урода, который не нашёл бы себе пары». Но и нет той чепухи, которая не нашла бы себе читателя. Я против подобного, но не влияю на эти процессы. Очень плохо, что рынок диктует нам, а не мы рынку. Запад постучался к нам с чёрного хода и вошёл тихо и незаметно. По сути дела, это та же оранжевая революция, только сделанная очень хитро. Всё было сделано так, как предсказывал тот же Бжезинский, и сейчас мы действительно страна третьего мира, хотя и с ядерным оружием и космическими кораблями. Недавно по телевидению спрашивали у одного эксперта, почему у нас всё так плохо? «Слабые мы», - ответил тот. Нас ослабили настолько, окунули в прошлое, а мы всё ещё пытаемся развести руками, что будто бы сильные. И на смену существующей власти ничего нет. Мы не может предложить системе позитивный выход. Может, так и надо России? Она всегда искала справедливости везде. Может, это путь России? Поиски справедливости, правды через страдания? А если бы мы жили, как в Европе, нас бы это уже не волновало. Есть хлеб и колбаса - и слава Богу. А раз этого нет, то пока можно ещё себя заставить искать другое будущее, более светлое. Может, это правильно, хотя я против и хочу, чтобы мой народ жил достойно.

- Вы пишете, условно говоря, космическую фантастику и русский экшн. Ваши читатели делятся на категории, которые читают только что-то одно?
- Думаю, мои читатели просто любят творчество Головачёва, но это не фанаты, как у того же Лукьяненко - мальчики-девочки шестнадцати-девятнадцати лет, которым нравится такая литература. Потом они вырастают и перестают читать подобные вещи. Меня же, если начали, то читают дальше.

- Но Крапивина же мальчики-девочки не перестают читать?
- Это другое явление.

- Лукьяненко сам говорил, что вышел из Крапивина. «Рыцари сорока островов» - это Крапивин плюс «Повелитель мух» Голдинга.
- Он с ним боролся всю жизнь, хотя, конечно, из него вышел, но дальше не пошёл. Знаете, что мне не нравится в этом процессе? Люди берут чужие идеи и делают их своими. Придумайте своё! Чем горжусь, что идеи моих романов - мои идеи. Голдинг - это классика, а «Рыцарей» же лет через десять читать не будут. А Голдинга будут читать и через сто лет, как, кстати, и крапивинские вещи, хотя далеко не все. Меня много раз спрашивали о моём отношении, а я отвечал, что никакого отношения к ним не имею, в том числе и к Лукьяненко, но человек, который позиционирует чёрное как белое и наоборот, для меня просто не существует как пример для морального подражания. Когда смешивают чёрное и белое, получается серое. Человек проповедует серое под тем соусом, что жизнь же не чёрно-белая, но если ты не на одной из сторон, то за кого ты? Уж точно не за белое. А когда хорошие в его романах продают плохим право на то, чтобы те совершали плохие вещи, разве они хорошие? За кого я должен болеть? Неужели люди этого не понимают? Не будем о плохом, потому что те же «Рыцари» - всё же классная вещь, и, когда начинал парень, писал здорово. Бог ему дал лёгкую руку, но почему-то поместил его на другой стороне баррикад. Есть ребята, которые пишут нормально, со всеми практически я знаком, единственная претензия - литературу знают плохо. Наверное, кончилась эпоха писателей, которые шли от того, что было написано до них, и которые вставали выше и шли, развивая свои идеи. Сейчас таких нет. Какой-то странный культурный провал. Может, закономерный, потому что изменилась мораль, и мгновенно изменилось отношение и к литературе, и к культуре в целом как к гигантскому пласту того, что сделало человечество. Если раньше я мог поговорить с людьми, которые всё читали, с братьями Стругацкими, Владимиром Михайловым, Киром Булычёвым - это были просто культурные люди, знавшие гигантское количество книг, с которыми было интересно побеседовать, то о чём я сейчас могут поговорить с современным молодым писателем, не читавшим ничего? Наверное, нужна такая эпоха, когда люди, вышедшие писать и учить кого-то что-то делать, сами ничего не знают? Обалдеть!

- Для себя я определил часть вашего творчества, которое мне безумно нравится, как фантастика русского сопротивления, и связал это с тем, что пишут другие авторы - Юрий Никитин в некоторых романах, Александр Герра с трилогией «Набат», умерший в возрасте тридцати восьми лет создатель политического памфлета в жанре экшн Дмитрий Черкасов?
- Согласен с идеей русского сопротивления хотя бы потому что это не сопротивление с вилами, топорами и прочим, но сопротивляться этой сатанинской, я считаю, системе, которая разлагает общество, каким-то образом надо. У Юрия Никитина есть очень хорошие вещи, у вашего Александра Бушкова, можно назвать ещё человек пять, но, слава Богу, это существует. Но я прямых вещей не пишу - у меня фантастика, сказка, которая заставляет людей волноваться, сопереживать, думать. Мне в этом плане дан метод - и я его использую по полной программе: ни одна из моих вещей, скажем так, русского мистического реализма не реальна, но в то же время колоссально реалистична, потому что настолько явно описывает то, что сейчас происходит и как с этим можно хоть каким-то образом бороться.

- Кстати, к русскому мистическому реализму можно, наверное, причислить и Владимира Орлова?
- Великолепные у него есть вещи. С удовольствием читал. И опять-таки начнёшь разговаривать с люди: это же читать, знать надо! Но, к сожалению... Когда говорить это слово - портится настроение.

Продолжение ниже…
Рыжик вне форума   Ответить с цитированием