Показать сообщение отдельно
Старый 10.01.2012, 18:19   #3
Рыжик
Ветеран форума
 
Регистрация: 09.11.2008
Сообщений: 9,196
Рыжик Истребитель законаРыжик Истребитель законаРыжик Истребитель закона
По умолчанию Продолжение интервью со ссылки...

Василий Головачёв:

«В Москве звёзд не увидишь» (2)


- Мой хороший приятель, сторонник конспирологии в литературе и в жизни, читавший ваши книги, сделал вывод: в России присутствует некий круг людей, способных в определённое время спасти Россию, и, судя по тому, что вы пишете, вы принадлежите к этому кругу Посвящённых?
- Пусть говорят. Это правильно. Надо же во что-то верить. Есть Посвящённые, которые всё знают и выведут нас из тьмы. Думаю, с системой можно бороться только системой, потому что поодиночке этого сделать невозможно. Почему американцы постулируют идею одиночки, побеждающего зло? Да потому что одиночка никогда не переломит это зло. Но я эту страну не люблю, потому говорить о ней не буду. Михаил Задорнов на одну десятую прав, потому что там всё гораздо глубже и масштабнее. То, что постулируется в мире через литературу, даже мной или ещё десятком писателей, оно всё равно не переламывает ситуацию в стране и мире, потому что читающих много, но ведь думающие над этими вещами, по сути дела, одиночки, не объединяющиеся в эгрегор, который может что-то сделать. Может быть, когда-нибудь количество перерастёт в качество. И тогда образуется нечто, которое начнёт действовать. Я создал в «Смерше-2» организацию «Чистилище», потому что так хотелось мочить подонков без суда и следствия, чиновников заставить работать правильно, хотя понимаю, что этими методами это сделать, к сожалению, невозможно, а значит, работать, писать всё равно надо, и та часть литературы, которую я обозначил как мистический русский реализм, всё равно существует. Кстати, писать это труднее, чем просто фантастику: всё надо знать, а не просто выдумывать, значит, необходима гигантская память, чтобы вытаскивать все мелочи, создавая реалистическую картину. Ты создаёшь пространство, но не мир, который уже создан. Поэтому люди читают, уже не обращая внимания на то, что человек обладает некими супервозможностями, что он маг. Но главным остаётся мой герой, который переходит из одного качества в другое, и дальше, дальше, дальше... И есть рост. Я в это верю, хотя, чем больше живу, тем становлюсь всё большим, хотя хорошо информированным, но пессимистом.

- По-моему, в одном из романов вы описывали Красноярск?
- Я был в вашем городе не один раз. Всегда пытаюсь описывать те места, где я побывал и это видел. Например, Синдорский лес, Сыктывкар, Южлаг, где я не был, да и лагеря этого давно нет, но описать надо, и у меня есть приятель, который там был, плюс информация из Интернета. И мне пишут: «А вы что, там сидели?» Нет, не сидел, но хорошо знаю это место. В «Человеке боя» описаны места, где я родился - Брянская область. Я воссоздал свою деревню Ковали, которой давно нет. Иногда мне пишут, что в описанном мной месте ресторана нет, а я отвечаю, что хочу построить его там. Конечно, это надо проверять, хотя опять-таки - это же фантастика. Чего вы ко мне привязались?

- Вы родились в Брянской области, учились в Рязани, служили на Дальнем Востоке, работали на Украине, живёте в Москве. Считаете ли вы себя по-прежнему советским человеком?
- В первую очередь, считаю себя русским человеком. Наверное, печать того государства, которого давно нет, лежит и на мне. По большей части, я советский человек, хотя многого из тех идей не принимаю, тем более, из того, что коммунисты до сих пор несут на знамени и что разлагает общество не хуже, чем коммерция, свободная конкуренция, так называемый рынок, который по сути дела - базар. Можно прогрессировать и не на конкурентной основе. Переживаю за свою страну, и хочу, чтобы те идеи, которые в неё когда-то вложил Создатель, всё-таки реализовались, и именно с России началось бы преобразование мира. Россия - единственная страна в мире, которая ещё сопротивляется этой сатанинской системе. Других стран просто нет, да и нас уже почти задавили.

- Есть ли на самом деле такие люди, как герой вашего романа «Смерш-2» Матвей Соболев?
- Есть, наверное. Во всяком случае, хочу, чтобы они были. Когда пишу, беру частичку от себя, что-то от своих друзей. Самое главное, чтобы мои герои были именно такими - сильными, добрыми, умными, способными себя защитить, своих друзей, любимых. Не люблю интеллигентствующих хлюпиков, которые жалуются, что всё плохо. Мои герои и люди, на них похожие, могут что-то сделать. Я - за таких героев, потому что я сам активный, драйвовый, как говорят. Других пусть описывают другие писатели.

- Чем для вас является Москва? Местом, где деньги и сила, как говорил герой фильма «Брат», или чем-то иным?
- Это некий механизм быстрой реализации своих планов, в том числе издательских. Проживая в провинции, столько не сделаешь. Москва заставляет работать гораздо интенсивнее. Ритм жизни другой. Энергетика другая. Особенно Москву не люблю, но есть места, которые мне симпатичны, хотя весь конгломерат всё больше и больше оскверняется. Не нравится, но я вынужден там жить. Могу жить везде, но работать лучше там, а вот отдыхать - поближе к природе: два раза в год уезжаю на родину, где встречаюсь с друзьями детства, которое на самом деле было для меня святым. В Подмосковье есть хорошие места, а в Москве звёзд не увидишь, что очень плохо.

- Но есть ведь пример того же Бушкова, который живёт далеко от Москвы, но тем не менее делает очень много? Или Крапивин?
- Я уезжал с Украины, где начинал писать, когда там прекратили всё издание на русском языке. Что было делать там, если путь к творчеству закрыт? Тем более, что меня начали издавать в Москве.

- Можно ли сказать, что известность пришла к вам с романом «Смерш-2»?
- Нет, наверное. Просто мучился с этим романом довольно долго - начал его писать в 1991-м, а вышел он только в 1994-м. Дважды начинал, и не смог, пока не получил полный объём информации. Просто началась другая полоса. Если до этого был в основном космос и связанные с эти философские проблемы, то затем появлялась информация эзотерического плана, связанная с настоящей славянской историей - Гиперборея, борьба тех цивилизаций, о которых мы знаем мало, но следы которых остались везде. Это существует, просто скрыто под слоем других цивилизационных находок - майя, ацтеки, Мессопотамия. Мы ещё не умеем различать, что было атлантическое, что осталось от Гипербореи... Всё это лежит в зоне вечной мерзлоты на Русском Севере. И не только там. До этого ещё докопаться надо. Есть десятки, если не сотни пирамид древнее, чем египетские, на десятки тысяч лет. Эта информация начинает выходить. Это уже другая жизнь, и, наверное, не моя, потому что мне хватит моих знаний.

- С Сергеем Алексеевым общались?
- Приходилось, но это человек сам в себе. Он получил хорошую информацию по своим каналам, которые с моими не пересекаются. Его «Сокровища Валькирии» я читал взахлёб, а дальше всё, к сожалению, потерялось. Кстати, он «Сокровищами» помог в создании моих романов, хотя я всё-таки мыслю и думаю иначе. Желательно, чтобы люди это читали: вроде как фантастика, но скрыто так много интересных вещей.

- Кого из своих коллег вы читаете?
- Чем больше живу, тем меньше читаю. Не хочу тратить время не чтение чьих-то опусов, даже если это мои самые искренние друзья. Лучше перечитаю что-нибудь - О'Генри, поздние рассказы Чехова, того же Шекли, потому что это невообразимо смешно. Могу назвать полсотни писателей, которых с удовольствием перечитываю, хотя всё же читают современных фантастов, но редко. Зато каждый день читаю специальную литературу, которая мне нужна для работы и которая заставляет думать - философия, эзотерика, космология.

- Владислав Крапивин официально объявил о том, что издаёт последнюю книгу. Вы себя ещё не исчерпали?
- Лет пять назад всем говорил, что бросаю писать, потому что всё знаю, всё надоело, мне неинтересно. На самом деле, всё у меня было разложено по полочкам из года в год. Есть опыт других писателей, например, Стивена Кинга, который сказал, что заканчивает, а следующая книга появилась через полтора года после этого заявления, что оказалось сродни взрыву. Тираж вырос мгновенно ровно в десять раз. И вот после этого Кингу можно было точно ничего не писать. У нас другое дело. Писательская энергетика существует в неких узких пределах: мне за 60, и я уже понимаю, что, может быть, я этот предел уже и перешёл. А литература энергетического, драйвового плана - удел молодых, либо максимум 35-50 лет. Конечно, пишут и старше, потому что не могут иначе жить, но это уже другая литература. Если ты находишься в русле времени, следишь за ним - это нормально, чуть опоздал, надо уходить из литературы, но никто ещё никогда не уходил. Но пока ещё есть идеи, и сердце стучит, и что-то шевелится в груди, когда волнуюсь и психую, когда пишу, хотя понимаю, что эта энергетика перетекает в роман и он ещё пока интересен. Когда это станет совсем холодным - ох, не знаю!..

- Можете ли вы назвать хотя бы нескольких авторов-фантастов, которых непременно нужно прочитать?
- Скажешь про этого - другой обидится... Тот же Юрий Никитин: есть вещи, за которые я бы его сам убил, хотя он мой друг, и мы с ним знакомы десятки лет. Последние вещи Олега Дивова не советовал бы читать, хотя первые две - три, связанные с эзотерикой, можно. Кое-что Вадима Панова, но далеко не всё, потому что он, с одной стороны, вроде о России пишет, а с другой - ну чистая Америка. Хотя у меня к нему тёплые отношения, он много пишет, у него есть вещи, которые заставляют думать. Но больше - наверное, только классику?

- Будем читать Владимира Орлова?
- «Альтиста Данилова» надо читать всем - это потолок. Юморок классный! А «Шеврикука», «Аптекарь»? Наверное, существует срок жизни созданного писателем мира. Возьмём того же Михаила Булгакова. «Мастера и Маргариту» будут читать всегда - это полотно, а вот «Дьяволиаду» читать уже смешно, потому что описанное им неузнаваемо совершенно: не наш мир, другая мораль. Даже «Собачье сердце» не несёт такой отдачи, которая была буквально пятнадцать лет назад. То же самое можно сказать о творчестве Стругацких. 90 процентов просто ушло и не вернётся, а читать это становится скучно, хотя «Пикник на обочине» - пока ещё наше время, или «Понедельник начинается в субботу». «Аэлита» и «Гиберболоид инженера Гарина», написанные Алексеем Толстым, совсем не читаются - молодёжь уже не знает этого мира. Или другой пример - «Остров пингвинов» Анатоля Франса читается до сих пор. Почему? Вроде скучно. Понятно, что это была сатира, но сейчас - фантастика, причём написанная с юмором. Наверное, писатель должен обладать невероятным талантом, чтобы затянуть читателя в свой мир. Читайте Джека Лондона, О'Генри.

- А как же быть с фэнтези?
- Это тупик. Толкиен - начало, можно добавить Андре Нортон, что-то из Клиффорда Саймака, из Пола Андерсона. Владимир Одоевский и Антоний Погорельский также писали вроде бы фэнтезийные вещи, но они по масштабу другие... А всё потом - перепевы того, что было, и там нечего выдумать: можно придумать зверя с тремя зубами, можно - с четырьмя, а более ничего не происходит, потому что действие то же самое, развития нет. Двадцать раз пытался дочитать до конца «Хроники Нарнии» Льюиса - скучно мне это читать после Толкиена! Есть базовые вещи. Например, Герберт Уэллс написал «Машину времени», а после него было миллион разных перепевов, но так, как написал он, уже никто не напишет, если, конечно, не найти какие-то новые супер-идеи, что сделал, например. Джек Финней в романе «Меж двух времён» или Владимир Савченко во «Встречниках». Но сколько раз мне снилось, как Герберт Уэллс описал мир будущего.

Автор - Сергей Павленко,

Ссылка:
http://krasrab.net/index.php?option=...st1&Itemid=226
Рыжик вне форума   Ответить с цитированием