Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт
Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт
Сайт "Русская фантастика"
Книги Василия Головачева
О Василии Головачеве
Иллюстрации к книгам Головачева
Форум Василия Головачева
Гостевая книга Василия Головачева
Архив новостей

Человек боя

Назад   Вперед


      Бой закончился. Стихла стрельба в коридоре. И тогда стал слышен нарастающий шум десанта из севших неподалеку на территории курорта вертолетов.
      - Останови их, - выдохнул Крутов Саше, ощутив безмерную усталость и безразличие ко всему происходящему. Сел было на диван в прихожей номера, провонявшего пороховой гарью, сгоревшей магнезией, потом и кровью, но встрепенулся и заставил себя выйти в коридор, где возле тел раненых и убитого бойца собрались все члены группы.
      Убитым оказался Валера Беккер, молодой новобранец команды, недавно закончивший Рязанскую воздушно-десантную академию. Стянув с головы шапочку, Крутов постоял над ним в молчании, как и остальные бойцы, подошел к раненым, двое из которых были без сознания.
      - Шансов мало, - оглянулся на него Костя Морозов, Кокаврач, как его прозвали в группе, - у Павла две маслины в легком, у Витька одна в животе.
      - Грузите их в вертолет, должны успеть! Понял?
      - Как не понять.
      Морозов разогнулся, вытирая тампоном кровь с рук, кивком подозвал хмурых десантников. Крутов пожал руку раненому в грудь Павлу Молитвину, уловил слабое ответное пожатие, отвернулся и зашагал прочь. Ребята подхватили раненых, понесли вниз.
      Генерала Рюмина в сопровождении каких-то лиц в штатском Крутов встретил в ярко освещенном вестибюле санатория.
      - Ну и поработали вы тут, - поморщился Рюмин, высокий и худой, как жердь, с головой яйцом и вислым носом. - Почему не выполнил приказ, полковник? Что ты себе позволяешь? Теперь придется отвечать...
      - Отвечу, - тихо согласился Крутов, узнавая в одном из гражданских спутников генерала первого вице-премьера. - Если бы не ваш десант, я бы не потерял людей. Кто отдал приказ вылететь к санаторию на "вертушках"?
      Хорошо одетые в дорогие ккостюмы мужчины переглянулись. Рюмин снова поморщился, собираясь ответить, но его перебил вице-премьер, с высокомерной миной оглядев одетого в трико полковника с ног до головы:
      - Я отдал приказ. А что? За самоуправство пойдете под трибунал! Ясно?
      И не помогут вам...
      Крутов молча, без замаха, врезал растопыренной ладонью в лоб вице-премьеру, так что тот отлетел на два метра назад, врезавшись в кого-то из стоящих за спиной, отодвинул бросившихся было к нему телохранителей вице-премьера (ребята группы красноречиво окружили своего командира) и пошел к выходу, не прислушиваясь к гневной речи обалдевшего от неожиданности генерала.

***


      Через два дня Крутова вызвали в управление кадрами ФСБ и предложили написать рапорт об увольнении по состоянию здоровья. До этого с ним разговаривали чуть ли не два десятка вышестоящих начальников от Рюмина до директора службы, но полковник молчал, не ответив ни на один вопрос. От него отступились, приняв его молчание за признаки психической надломленности (что в принципе почти соответствовало истине), а судя по тому, что в конце концов ему предложили уволиться, инцидент с вице-премьером замяли и скандалу развиться не дали. Все же операция по освобождению заложников и уничтожению банды террористов проведена была блестяще, а полковник имел весьма длинный послужной список и кучу наград за проведение многих таких же операций по ликвидации террористических групп. Но простить своевольство офицеру, даже такому заслуженному как Егор Крутов, руководство службы не могло, хотя штурм санатория "Джерах" потом вошел в учебники по тактике, став классикой операций подобного рода.
      Подписав рапорт, Крутов получил годовое денежное довольствие в размере семидесяти двух тысяч рублей и покинул финансовое управление ФСБ, чтобы никогда больше не переступать пороги знаменитого комплекса зданий на Лубянке. О содеянном он в общем-то не жалел, жалел только, что не смог уберечь своих парней от пуль боевиков.

ТУЛЬСКАЯ ГУБЕРНИЯ

ВОРОБЬЕВ


      Банда Петра Фоменко, получившего в преступном мире кличку Гитарист за пристрастие к игре на гитаре, потрошила автодороги второй год, ни разу не попавшись в поле зрения угрозыска и дорожной милиции благодаря невероятной изворотливости Гитариста, а также помощи наводчика, работавшего в отделе дорожно-транспортного контроля подмосковной милиции. В последние два месяца банда из Подмосковья по совету наводчика перебралась в Тульскую область и показала на что способна, оседлав Симферопольское шоссе и ряд дорог республиканского значения. Действовала она столь разнообразно, что даже опытные милицеские работники диву давались, когда разработанные их аналитиками планы уничтожения банды Гитариста срывались один за другим, а банда, выколотив дань с водителей на одном шоссе, всплывала через день на другом.
      В послужном списке банды, представлявшей по сути ядро дорожной мафии, числилось более четырех десятков разбойных нападений на колонны грузовиков, отдельные фуры и личные автомашины, и почти каждый раз Гитарист пускал в ход новый способ выколачивания денег с водителей, не брезгуя ни уговорами, ни угрозами, ни пытками и прямым убийством излишне доверчивых либо желавших подзаработать людей.
      Наиболее "благородным" видом поборов было предложение водителям за хорошую плату обеспечить охрану их проезда по территории района. Если шофер не соглашался, в ход шли запугивания и угрозы, в случае же, если он не поддавался и уезжал "без сопровождения", строптивца наказывали. Делали это либо сами "охранники", догнав машину на пустынном участке шоссе, либо наводили на грузовик спецгруппу, дожидавшуюся указанный автомобиль на перегоне в форме гаишников. Останаливали машину и разбрасываемые по шоссе специальные ежи, пробивающие шины, и шипастые цепи. А затем к остановившемуся грузовику подъезжала "техпомощь"...
      Следующий способ получил название "ловля на живца". Применялся он обычно к водителямдальнобойщикам, перегонщикам новых автомобилей и водителямодиночкам личного автотранспорта.
      На дороге голосовала красивая, легко одетая девушка. Согласившийся подвезти ее, ничего не подозревая, крутил баранку, приятно беседуя с попутчицей. В заранее условленном месте "подсадная утка" просила остановить машину якобы по нужде, и на ничего не подозревающего шофера нападали из засады дружки красавицы.
      Кроме бандитов, переодетых в форму сотрудников ГАИ, Гитарист использовал и других ряженых: работников милиции, военных, цыган, сельских жителей, "везущих продукты на рынок", учителей с десятком детей разных возрастов, стариков и старух. Но больше всего в практике дорожных "бомбил" использовались откровенные разбойные нападения, чаще всего происходящие ночью на безлюдных участках дорог, и много раз проверенный сценарий "помощи".
      Один из членов банды, самый обаятельный и тихий, подходил к дальнобойщикам и просил помочь подвезти груз: продукты, мебель, овощифрукты, холодильник и тому подобное. Вместе ужинали, беседуя о нелегком шоферском рубле и трудной жизни. Потом ехали на место, где якобы ждал груз (или обед, ужин). Когда водитель выходил из кабины, в него стреляли и добивали ножами. Труп хоронили в заранее вырытой могиле или сбрасывали в реку с глыбой бетона.
      Со сбытом похищенного проблем у банды не было. Гитарист покупал у военных чиновников чистые акты на списание армейских машин, бланки актов технического состояния, что позволяло перегонять грузовики из Подмосковья на Кубань и в другие регионы страны для продажи, а многие из автомашин банда легализовала через Госавтоинспекцию: новые номера, документы, пропуска. Вскрылось участие инспекторов ГАИ в деятельности банды недавно, что и заставило Гитариста сменить район базирования.
      Правда, совсем безнаказанными бандиты все же не оставались. Кроме энтузиастовмилиционеров, проводящих облавы на дорогах, в Подмосковье объявилась самодеятельная группа мстителей, по слухам состоящая из бывших водителейдальнобойщиков, пострадавших от нападений, и родственников погибших от рук бандитов шоферов. Группа нещадно расправлялась с дорожными бандитами, калеча их и убивая, на ее счету было уже несколько ликвидированных бандгрупп, но к Гитаристу подобраться она не смогла, тот действовал похитрей, да и сведения о готовящихся облавах получал из первых рук, от штатного осведомителя из милиции.
      Информация о двух грузовиках, перевозящих дорогостоящую электронную технику: компьютеры, мониторы, телеаппаратуру, - из Москвы в Крым, Гитарист получил двадцатого июня, и уже к вечеру его заставы ждали появления грузовиков по всей Симферопольской трассе от столицы до Тулы.
      Кусок был настолько лакомый (стоимость перевозимого товара зашкаливала за миллион "зеленых"), что Гитарист забыл об осторожности и решил лично возглавить операцию по перехвату грузовиков, не сомневаясь в подлинности полученных сведений.
      Началась операция ранним утром двадцать первого июня, когда наблюдатели банды обнаружили грузовики за кольцевой Московской автодорогой, неспешно выползающие на трассу.
      Вели их несколько машин, сменяя друг друга, пока грузовые фургоны с английскими надписями по бортам не остановились наконец в лесу за Тулой, недалеко от городка Высюгань, в специальном "кармане" для стоянок грузовых автомобилей. Водители решили позавтракать.
      То, что водителей четверо и все они мужики с виду крепкие и молодые, Гитариста не смущало, но был он калач тертый и решил подстраховаться, проверить, то ли везут означенные фургоны или не то, для чего выслал вперед разведку, остановившись таким образом, чтобы можно было наблюдать за происходящим на стоянке в бинокли.
      К грузовикам, мигая аварийными огнями, подкатила старенькая замызганная "девятка", за рулем которой сидел добродушного вида пожилой мужчина (он же вор-рецидивист Никола Мостовой по кличке Санта-Клаус).
      Шофер "девятки" открыл капот, поковырялся в моторе и подошел к водителям, усевшимся завтракать возле кабины одного из фургонов. Что он попросил у дальнобойщиков, осталось неизвестным, только один из водителей, повозившись в кабине и не найдя того, что искал, открыл фургон, и Гитарист, в бинокль наблюдавший за стоянкой, разглядел ряды белых коробок внутри фургона, украшенных множеством наклеек, рисунков и надписей на английском и японском языках. Сомневаться не приходилось: грузовики везли компьютерную технику.
      - Берем! - сказал Гитарист, опуская бинокль. - Вариант "мудаки", Стрелять только если они начнут сопротивляться.
      - А если не начнут? - осведомился Лева Пинкисевич, правая рука Фоменко.
      - Связать, камни к ногам и утопить.
      - А не лучше ли подержать пару дней и отпустить? Не зря братва болтает о команде "мочил"...
      - Утопить, я сказал!
      - Понял.
      Бандиты переоделись по варианту "мудаки" в милицейскую форму, - причем Гитарист напялил мундир полковника, нравились ему погоны со множеством больших звезд, - установили на крышх "мерсов" и "джипов" мигалки и, включив сирены, помчались к стоянке грузового транспорта.
      Водители, держа в руках бутерброды с колбасой и сыром, кружки с горячим чаем, с любопытством смотрели на "спецназ", не ожидая с виду никакого подвоха, не сделав ни одной попытки сопротивления, даже когда из окруживших стоянку "крутых" машин выскочили "милиционеры" и одетые в штатское мужики зверского вида, направив на них стволы пистолетов и помповых ружей.
      - Связать! - коротко распорядился "полковник милиции", руководивший "спецназом", мельком глянув на водителей, и направился к фургонам.
      - Эй, начальник, - окликнул его один из шоферов, - а я ведь тебя знаю.
      "Полковник" резко остановился, споткнувшись на полшаге, повернулся всем корпусом к водителям, и ему очень не понравились взгляды молодых мужчин, какие-то слишком уверенные, презрительно-угрюмые, без капли страха или недоумения. А особенно не понравились глаза окликнувшего, дерзконасмешливые, умные, с искрой силы и угрозы.
      - Не помнишь меня? - продолжал водитель. - Год назад мы с братом проезжали Калугу, я вышел купить сигарет, а твои шестерки в это время напали на брата, вышвырнули из машины, - шикарный такой джип был, "лэнд круизер", - а когда брат кинулся на них, кто-то выстрелил ему в живот. Ты же сидел в "тойоте", сзади, наблюдал. Я тебя тогда неплохо разглядел, да и ты меня наверное не забыл, Петр Петрович Фоменко... Гитарист. Ну, вспомнил? Вот мы и встретились наконец.
      - Убрать! - махнул рукой внезапно вспотевший "полковник", отступая на шаг, и в тот же момент началось то, что не могло ему присниться даже в страшном сне.
      Задние дверцы фургонов вдруг распахнулись, и на землю посыпались люди в пятнистых комбинезонах с пистолетами-пулеметами в руках. Раздались выстрелы - это спец-назовцы в комбинезонах утихомиривали наиболее прытких бандитов, начавших было сопротивление. Тот, кто узнал Гитариста и заговорил с ним, тоже не стал дожидаться, пока его кто-нибудь не подстрелит, и начал действовать, на доли секунды опередив главаря банды.
      Он прыгнул к нему с расстояния в пять метров, ногой отбил руку с писолетом в сторону, нанес еще один удар по руке локтем вниз, обнаруживая прекрасное знание приемов рукопашного боя, и тут же воткнул указательный палец в глаз Гитаристу. С воплем тот схватился за глаз, упал на колени и уже не увидел последнего удара: водитель ребром ладони сломал ему шейные позвонки.
      Троих бандитов, успевших воспользоваться оружием, убили сразу, остальных спецназовцы повалили на землю, ломая им в ходе драки пальцы, руки, ребра, выбивая зубы, нанося удары, травмирующие внутренние органы, от которых они теряли сознание либо испытывали сильнейшую боль. Затем всех бандитов выстроили в лесу на поляне, недалеко от стоянки грузовиков, но так, чтобы их не было видно со стороны шоссе. Принесли и свалили в кучу убитых, в том числе главаря банды с вытекшим глазом. Командовал подразделением спецназа (так думали бандиты - что это спецназ), - всего их вместе с "водителями-дальнобойщиками" набралось девять человек, - тот самый светловолосый шофер с дерзковеселыми глазами, среднего роста, но жилистый и сильный, который узнал в "полковнике милиции" Гитариста.
      Бандитов же набралось пятнадцать человек, не считая убитых. Затравленно озираясь, они глядели на молчаливых парней в пятнистом, переминались с ноги на ногу, все еще ошеломленные случившимся, и боялись даже стонать.
      - Кто не убивал никого - шаг вперед! - приказал командир спецназовцев, оглядывая шеренгу.
      Бандиты стали переглядываться, мяться, потом из шеренги вышел бледный худосочный мужик средних лет в ветровке и кедах, со сломанной рукой, которую он бережно прижимал к животу, заискивающе улыбнулся.
      - Я не убивал, я только на стреме, что приказывали, меня даже никогда не брали, а винтарь я просто носил, как и все, у кого хошь спросите, я Шестопал, а этих...
      - Стоп!
      Мужик затих, бледнея еще больше.
      - Кто еще?
      Вперед выступил "разведчик" банды Санта-Клаус. Ему тоже досталось - за то, что пытался сбежать, и круглое благообразное лицо его украшал красивый кровоподтек в форме полумесяца над верхней губой.
      - Ну, я...
      - Еще?
      Шеренга молчала.
      Водитель усмехнулся, глядя, как многих бандитов колотит дрожь.
      - Что, сердешные, мандражируете? Страшно? Жить охота? А когда вы ни в чем не повинных людей резали, вешали, душили и топили, не страшно было?!
      Все, отгуляли! А теперь колитесь, кто сколько душ загубил, может, кого и помилую.
      - Панкрат, - понизив голос, сказал один из парней в комбинезоне, подходя к светловолосому, - там твой дружок приехал. Пропустить?
      - Приведи сюда, - кивнул водитель, - пусть посмотрит на ублюдков. - Повысил голос:
      - Ну, облегчайте душу! Начнем слева направо, но не с тебя.
      - Палец Панкрата уперся в грудь Левы Пинкисевича. - Ты амнистии не подлежишь.
      Ударил негромкий выстрел, во лбу помощника Гитариста появилась дырочка, ного его подкосились и он упал навзничь. Бандиты шарахнулись в разные стороны, но остановились, услышав четкую команду:
      - Стоять, уроды!
      К светловолосому в сопровождении спецназовца подошел немолодой мужчина в кожаной куртке, несмотря на летнюю жару, с изможденным болезненным лицом.
      - Кончай самодеятельность, Панкрат Кондратьевич, - глухо проговорил он. - Отпусти их, ты не судья и не палач. Пусть идут. Банды считай уже нет...
      - Не мешай, Сергеич, - твердо сказал водитель. - Они убили не только моего брата, на их кровавом счету более двадцати человек, ты же знаешь. На каждом кровь и пытки... Стой и смотри, если хочешь, но молчи. Сегодня будет по-моему. Лева не пожалел двенадцатилетнего пацана, ехавшего в кабине "жигуленка" с отцом, а сам Гитарист убил семерых, в том числе двух женщин. Остальные мучили отцов и братьев моих ребят... стой и молчи!
      Панкрат отошел от пожилого мужчины в куртке, ткнул пальцем в толстого, как боров (у него и кличка была - Боров) бандита:
      - Ты!
      - Я как все, специально никого, как все, так и я, - тонким голосом заговорил толстяк, глотая слова, - ну, может, и убил кого, так приказывали...
      - Сколько?!
      - Ну, не знаю, может, одного, двух, но никогда, я же не для того, а когда все, и стрелял мало, и жалел...
      - Мразь! - сплюнул под ноги один из водителей, с которым завтракал светловолосый командир операции, угрюмо оглядел сбившихся в кучу бандитов.
      - Кто знает, сколько человек убил этот боров?
      - Я скажу, - услужливо вылез вперед из толпы помятый старик со слезящимися глазами. - Боров убил, значитца, пятерых лично, вешал сам, паяльной лампой, это вот, значитца, кожу на пузе жег...
      Раздался выстрел. Толстяк упал. Старик вздрогнул и замолчал, тупо глядя на расстрелянного, потом проворно залез обратно в толпу.
      - Ты! - Палец Панкрата указал на могучего телом молодого небритого парня с угрюмым волчьим взглядом, у которого была сломана челюсть.
      - Троих! - с вызовом прошипел он, но сморщился от боли и секунду молчал, придерживая челюсть, потом добавил:
      - И еще буду давить вас...
      - Уже не будешь, - равнодушно ответил Панкрат.
      Щелчок выстрела, дыра во лбу парня, стук тела о землю.
      Приехавший в кожаной куртке шагнул было к светло-волосому, однако был остановлен одним из бойцов команды Панкрата.
      Тот оглядел поредевшую, затаившую дыхание толпу, криво усмехнулся.
      - Действительно, не палач я, к сожалению, хотя по каждому из вас петля плачет. Один только вопрос задам, ответите - отпущу всех, не ответите - положу здесь: кто помогал Гитаристу в органах? Где окопалась эта сволочь?
      Наступила тишина. Бандиты переглядывались, перешептывались, но отвечать не торопились. Потом, почесав затылок, заговорил Никола Мостовой - Санта-Клаус:
      - Мы его не знаем, Гитарист всегда ходил к нему один. Но по-моему стукачок сидит в дорожно-транспортном отделе УВД.
      - Он капитан милиции, - добавил кто-то из толпы. - Гитарист называл его Борянчик...
      Панкрат поднял пистолет, из которого стрелял, - толпа бандитов подалась назад, затаила дыхание, - со вздохом сунул в кобуру подмышкой, отвернулся от бандитов.
      - Рыжего с бородой, что прячется там за спинами, отмудохайте так, чтобы восстановление рельефа лица было невозможно. Эта дохлая крыса ведет канцелярию Гитариста, я его знаю. Остальным отбейте все, что можно, и привяжите к деревьям подальше от дороги, пусть посидят денек в тенечке, это пойдет им на пользу. Милицию вызову я сам. - Он оглянулся через плечо, сверкнул глазами. - Но если кого заметим в другой банде - кранты! Пощады не ждите!
      Обойдя приехавшего, которого назвал Сергеевичем, Панкрат пошел рядом с ним сквозь заросли к дороге. Там они подождали, пока бойцы команды мстителей выполнят приказ, подожгут машины бандитов, рассядутся по своим автомобилям и уедут. Сели в кабину серой "волги", на которой прибыл мужчина в куртке.
      - Ну, что скажешь хорошего? - сказал Панкрат, лицо которого стало хмурым и усталым.
      - Откуда у тебя эти ребята? - кивнул спутник на отъезжающие машины. - Раньше я у тебя их не видел.
      - От верблюда, - покривил губы светловолосый. - Это все профи высокого класса.
      - Я и так заметил, что они не из стройбата.
      - Работать с ними одно удовольствие. - Панкрат вдруг рассмеялся, поймал озабоченно-удивленный взгляд приятеля, работавшего в Московском угрозыске, и пояснил. - Анекдот вспомнил. В американской армии сержант рассказывает своему отделению: у русских есть воздушно-десантные войска - там на одного ихнего двоих наших надо! Есть у них и морская пехота - там на одного пехотинца троих наших мало! Но самое страшное - у них есть войска, стройбат называются, - так тем зверям вообще оружие не выдают!
      Спутник Панкрата никак не отеагировал на анекдот.
      - Рискуешь провалиться с набором.
      - Не беспокойся, Сергеич, не провалюсь, эти ребята - ветераны спецслужб и знают толк в подобных делах.
      - Как тебе удалось привлечь их в команду? - Мужчина в куртке тронул "волгу" с места, не оглядываясь на загоревшиеся "мерседесы" и джипы бандитов, погнал машину прочь, в сторону Москвы.
      - Дал объявление через Интернет о наборе в группу мстителей.
      - Я серьезно.
      - Имеется у меня приятель на Лубянке, - нехотя проговорил Панкрат, - в отделе кадров, он помог подобрать пару обиженных профессионалов, а те нашли друзей. Кстати, спасибо за помощь с грузовиками, очень здорово все получилось.
      Мужчина, которого командир группы ликвидаторов автодорожных бандитов назвал Сергеичем, промолчал. Он работал заместителем начальника оперативно-розыскной бригады МУРа и имел звание подполковника. Помогал же он мстителям по нескольким причинам, самой главной из которых было убийство дорожными бандитами его матери и внука, происшедшее чуть больше года назад на Калужском шоссе. Они ехали с дачи поздно вечером, за рулем сидел зять, и на "жигуленок" напали потрошители машин. Зять чудом выжил, хотя и получил две пули в грудь, а восьмидесятишестилетняя старухамать с двенадцатилетним внуком, начавшие сопротивляться и кричать, были зверски убиты. Провалявшийся в больнице с инфарктом полтора месяца после этого случая подполковник поклялся себе, что отмстит убийцам, и выполнил обещание, в тайне от начальства использовав появившуюся тогда в Подмосквье команду Панкрата Воробьева. С тех пор они работали вместе.
      - Тебе надо уходить из этих мест, - глухо сказал Михаил Сергеевич.
      - Почему? - повернулся к нему Панкрат.
      - Сверху спущен указ об усилении борьбы с терроризмом, в том числе - на дорогах. Твоя деятельность подпадает под статьи "терроризм"и "самосуд", начальство горит желанием вычислить твою группу, как антизаконное формирование, а заодно присвоить себе лавры победителей дорожной мафии. Я вообще посоветовал бы тебе свернуть операции, хотя бы на полгода.
      - А что, дорожные бандиты уже вымерли? Перестали хозяйничать на трассах? Решили переквалифицироваться в защитников рядовых шоферюг? Или вы действительно научились бороться с ними?
      - Учимся, не сидим без дела, работаем. Только ни рук не хватает, ни средств. Ты же знаешь формулу: раскрываются лишь те преступления, которые должны быть раскрыты. А мы не всесильны. Ты уже многого добился, посеял в душах бандитов страх, заставил задуматься над тем, что воровать, грабить, унижать, убивать - грех! Что честно жить спокойнее. Может быть, этого уже достаточно.
      - Ты сам не веришь в это, Сергеич.
      - Не знаю, - с внезапно прорвавшейся тоской признался подполковник. - Я не знаю, чему верить, а чему нет. Только убедился, что месть не возвращает убитых.
      Помолчали. Машина продолжала мчаться по почти безлюдному шоссе к Москве. Потом Михаил Сергеевич добавил уже более спокойным тоном:
      - Но оставаться в Подмосковье тебе опасно. Я уже не могу делать вид, что ты неуловим. Мерин начинает догадываться, что я знаю больше и утаиваю от него оперативную информацию.

Назад   Вперед
Василий Головачев =>> Автор: Биография | Фотографии | Интервью | Off-лайн | Премии
Произведения: Библиография | Циклы | Романы | Повести | Рассказы
Галерея: Картинки | Иллюстрации  Конкурсы   Форум  Архив

© Официальная страница Василия Головачева, 1998-2012 гг.

Рисунки, статьи, интервью и другие материалы НЕ МОГУТ БЫТЬ ПЕРЕПЕЧАТАНЫ без согласия авторов или издателей.

Оставьте ваши пожелания, мнения или предложения!
©2016 Василий Головачев (http://www.golovachev.ru)
Дизайн Владимир Савватеев, 2004
Верстка Павел Белоусов, 2004