Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт
Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт
Сайт "Русская фантастика"
Книги Василия Головачева
О Василии Головачеве
Иллюстрации к книгам Головачева
Форум Василия Головачева
Гостевая книга Василия Головачева
Архив новостей

Исход зверя

Назад  


      - Разве я тебе запрещал это делать? Просто ты должна помнить, что телевидение, да и вообще средства массовой информации не просто сообщают о неких фактах и событиях, но часто так препарируют информацию, что она изменяется до неузнаваемости. Сознание и память зрителя и читателя наполняются ненужными второстепенными знаниями, не дающими ни полноценного счастья, ни ответов на запросы духовного порядка.
      - Но ведь ты смотришь телевизор?
      - Очень редко. Для меня он не полезный информатор и приятный собеседник, а вампир, питающийся энергией человеческого внимания, интеллекта и эмоций. Он буквально выкачивает умственную и душевную энергию людей, навязывая более низкие энергии и возбуждая звериные инстинкты и эмоции страха, агрессии, секса, вожделения и злобы. Я не рекомендовал бы тебе смотреть все подряд.
      - Я не смотрю все подряд, только путешествия и концерты. И моды...
      Илья снова засмеялся, чмокнул жену в щеку.
      - Смотри, что хочешь, детеныш, я верю, что ты сама отличишь ложь от правды и добро от зла. Ну что, пойдем спать? Поздно уже.
      - Я еще хочу посидеть, люблю смотреть на пламя.
      - Хорошо, посиди. Я схожу в лес, посмотрю на звезды. Владислава улыбнулась, устроилась поудобнее: легла животом вниз на плащ-накидку и утвердила подбородок на сжатые кулачки. На огонь она могла смотреть, не мигая и не отрываясь, очень долго, что, как знал Илья, способствовало энергетической подпитке и очищению души.
      Он накинул на плечи ветровку - к ночи похолодало - и направился за палатку в лес. Однако далеко заходить не стал. Вдруг показалось, что деревья вокруг, доброжелательно смотревшие на человека в мирном оцепенении вечера, буквально _поежились_, и по их ветвям пробежал бестелесный шепоток. Илья замер, прислушиваясь к ставшей настороженной тишине, и метнулся назад, к палатке, где у него лежал зачехленный охотничий карабин "Тайга" двенадцатого калибра. К лагерю с востока, со стороны Бабьего болота, приближались гости, причем гости опасные, судя по реакции леса, с которым Пашин умел разговаривать почти как с человеком.
      Его встретила обеспокоенная Владислава, дотронулась до своего амулета на цепочке.
      - Свентик _светится_. Ты кого-нибудь не...
      Илья прижал палец к губам, подтолкнул жену к палатке.
      - Спрячься, возьми ружье и жди.
      Владислава, понимавшая мужа с полуслова, послушно скрылась в палатке, зашелестела чехлом, вынимая карабин.
      Илья вернулся к костру, сел на валежину, подбросил в огонь веток. Рассредоточив внимание, он перешел в состояние "сторожевой паутины" и - не услышал - почувствовал приближение людей. К лагерю шли трое, очень тихо, не поднимая ни малейшего шума, не наступая на сухие ветки и не шелестя одеждой о кусты. Все трое были абсолютно _закрыты_ - Илья не видел их аурного свечения - и очень опасны, особенно тот, что шел последним.
      Сама собой сработала защитная система организма, переводя сознание в особое измененное состояние ПАО [1], состояние предбоевого транса.
      [1] ПАО - пространство адекватного ответа, в котором мастер боя волен провести любой останавливающий противника прием.
      Незнакомцы остановились в двадцати шагах от костра, прячась за деревьями.
      Илья повернул в их сторону освещенное пламенем костра лицо, сделал приглашающий жест.
      - Присоединяйтесь, гости нежданные, погрейтесь у _живого_ огонька, чайку испейте.
      Некоторое время было тихо, потом зашевелились ветки ольховника и на поляну с палаткой вышли двое, одетые не по-летнему тепло. Один - в плотную серую рубаху и черную безрукавку, в штаны, заправленные в сапоги, плотного сложения, черноволосый и чернобородый. Второй, опиравшийся на суковатый посох, - в длинный черный плащ до пят, напоминающий рясу, с необычным медальоном на груди в форме "недокрученной" свастики. Он был горбат, но высок, с длинной бородой, в которой серебрились седые пряди, и с такими же полуседыми волосами. Судя по сухому лицу, это был глубокий старик. Хотя глаза его сверкали молодо и прятали брезгливо-высокомерную _силу_.
      Они подошли к костру, остановились напротив спокойно сидевшего с веточкой в руке Пашина, разглядывая бивуак и его владельца.
      - А третий-то что ж не выходит? - простодушно поинтересовался Илья. - Неужели стесняется? Или боится? Один я, чего бояться-то?
      Гости переглянулись, однако смолчали, продолжая всматриваться в хозяина лодки и палатки. Не вышел к костру третий визитер, только бесшумно переместился на другое место, огибая открытое пространство, прячась за деревьями. Показалось Илье, что он _слышит_ еще одного человека в глубине леса, но в это время горбатый монах заговорил низким голосом:
      - Не страшно одному-то в наши времена по диким местам бродить, Илья Константинович?
      Гости _знали_ Пашина, а это означало, что искали они именно его.
      - Не один он, - хриплым басом отозвался чернобородый угрюмый спутник горбуна, производивший странное впечатление ожившего мертвеца. - Баба в палатке прячется.
      - Так ведь дикие эти места только для тех, - безмятежно произнес Илья, - кто природу не любит. Для меня они - открытая книга. Да и кого бояться? Лихие люди по лесам да по болотам редко шастают, к тому же против них у меня оружие имеется. А звери - братья мои меньшие, с ними я всегда договориться могу.
      Горбатый усмехнулся.
      - А ну как врази твоея настигнут? Вряд ли оружье поможет. Даже если ты _посвящен_ в Витязи.
      Илья остался с виду невозмутимым и спокойным, только "взвел курок" _темпа_, готовясь к действию. Он уже понял, кто перед ним: хха - охранники храма Морока, целый год не подававшие о себе весточки. Илья знал, что после боя с охраной и жрецами храма особая команда ФСБ прочесала весь остров Бойцы и окрестности озера Нильского [1], на берегу которого стоял храм, но ничего не нашла. Храм как сквозь землю провалился, а вместе с ним и его владельцы, служители дьявольского культа Морока. И вот они появились за сотни километров от озера Ильмень, в дремучем лесу, безошибочно определив местонахождение одного из тех, кто украл у них каменную плиту с Ликом Беса - Врата Морока - и нарушил все их планы.
      [1] Озерцо Нильское соединяется с озером Ильмень протокой.
      - Откуда вы знаете о _посвящении_? - тем же индифферентным, обманчиво-простодушным тоном осведомился Илья. - Разве мы встречались с вами... господин колдун?
      Брови горбатого старика прыгнули вверх.
      - Неужель признал?
      - У вас на лбу написано, - усмехнулся Илья. - Да и кто другой может с такой легкостью пройти по здешним болотам?
      - Это надо понимать так, что колдунов ты тоже не боишься?
      - Боюсь, - признался Пашин. - Хотя точно знаю, что они тоже _смертны_.
      Старик нахмурился, сверкнул глазами.
      - Зело ты остер на язык, Илья Константинович, как бы это не отразилось на твоем здоровье.
      Принахмурился и Пашин.
      - Вот что, господа хорошие, или говорите, зачем пожаловали, или убирайтесь подобру-поздорову. Лес велик, везде остановиться можно.
      - Не груби, невежа, - покачал головой чернобородый мужик, чей облик стал казаться Илье знакомым. - Мы ведь можем и осерчать.
      - Так ведь и я могу рассердиться, - совсем холодно проговорил он, раздумывая, как поступить с гостями, добавил с иронией: - Я тебя сюда не звал, сотник.
      Гости снова переглянулись, озадаченные не столько спокойствием Пашина, сколько его осведомленностью.
      - Я из него душу вытрясу! - мрачно пообещал чернобородый. Илья узнал его - это был Потап Лиховский, командир хха и слуга жрицы Пелагеи.
      - Сначала пусть ответит на пару вопросов, - медленно проговорил старик, пытаясь взглядом загипнотизировать Пашина. - Скажи-ка нам, молодец, кому Евстигней передал свою последнюю _руновязь_? А тако ж цату, знак волховской власти?
      - Это ты у него спроси, колдун, - посоветовал Илья, слыша поплывший в ушах звон; горбатый визитер был очень сильным магом, знал _повеление_, и бороться с ним в пси-поле на равных было невозможно.
      Старик взялся рукой за перекладину засветившегося креста-свастики.
      - Не тебе ли он завещал свой консуетал [1]?
      [1] Консуетал - сфера свободы выбора.
      - Консуетал у каждого свой, - качнул головой Илья, не понимая, почему он продолжает сидеть на бревне, вместо того чтобы встать и отогнать странных гостей. - У вас ко мне все?
      - Говори, где этот старый дурень спрятал руновязь и цату? Иначе на всю оставшуюся жизнь сделаешься немым! Ну?!
      Илья с неимоверным трудом заставил себя подняться на ослабевших ногах.
      - Шел бы ты своей дорогой, несвятой отец! Убирайся вон! Глаза горбуна полыхнули черным огнем. Он поднял посох, направляя острие в грудь Пашину, и в это мгновение из палатки выскочила Владислава с карабином в руках.
      - Прекратите сейчас же! Уходите! Я буду стрелять!
      Посох повернулся к ней, метнул извилистую зелено-фиолетовую молнию, вонзившуюся в карабин. Девушка вскрикнула, отшатнулась, роняя оружие, и упала на палатку.
      Илья кинулся было к ней, потом уловил краем глаза движение горбуна и изменил направление, ныряя на траву и пропуская над собой новый энергетический разряд. И все же справиться с разъяренным его сопротивлением магом он, наверное, не смог бы, если бы не вмешательство другого действующего лица.
      Что-то просвистело над плечом Пашина, и в руку горбатого монаха вонзилось льдисто мерцающее лезвие ножа. Старик гортанно вскрикнул, выронил посох.
      Илья бросился к нему, наткнулся на чернобородого Потапа и вынужден был некоторое время отбивать его вполне профессиональные атаки, пока не поймал его на прием и не бросил противника боковым хватом через бедро прямо в костер. Бывший сотник Пелагеи ошалело подхватился на ноги, начал сбивать искры с бороды и с рубахи на груди, кинулся было на Пашина, и в этот момент раздался гулкий, разорвавший тишину леса на каркающие отголоски выстрел. Пуля попала в другую руку колдуна, дотянувшуюся до посоха, - нож из правой руки он уже успел вытащить, - и старик вторично уронил свое неказистое с виду, но грозное оружие, представляющее собой разрядник черной _силы_.
      Костер, разметанный по сторонам телом сотника, почти погас, однако на фоне темно-синего неба шевельнулся человеческий силуэт с карабином в руке, раздался сильный уверенный баритон:
      - Мужчина, вы стрельбу-то прекратите!
      Горбатый монах вытянул в сторону незнакомца руку, сжатую в кулак. С перстня на указательном пальце сорвалась пронзительно голубая искра, но в человека не попала, с треском пробила полог палатки и погасла. В ответ раздался еще один выстрел - совсем не с того места, где только что стоял неожиданный союзник Пашина. Пуля звучно вошла в ствол сосны за спиной горбуна.
      - Не мечи икру, Хрис, - посоветовал тот же голос. - Ты нынче не в форме, пожалей ниргуну, чай, запасов-то мало осталось. Не следовало тебе расходовать юаньшэньши на женщин.
      - Кто ты? - прохрипел горбатый монах.
      - Витязь, знамо дело, - отозвался незнакомец весело. - Да и не _искри_ так сильно _мыслью_, не придет на помощь твой засадник, урезонил я его.
      Монах подобрал посох, но стрелять из него не стал, сгорбился, отступил к деревьям.
      - Уходим, сотник.
      Чернобородый заковылял к нему, оглянулся.
      - Я тебя еще навещу, паря, сам цату и руну отдашь. Дружок твой тоже несговорчивый оказался, пришлось его...
      - Потап!
      Чернобородый умолк и скрылся за кустами лещины. Исчез и колдун. Лишь через полминуты со стороны болота прилетел его свистящий _направленный_ шепот:
      - Я вас найду, Витязи!
      Затем лесом снова овладела тишина.
      Илья опомнился, подбежал к лежащей навзничь без движения Владиславе, прижал ухо к груди, с облегчением выдохнул. Девушка была жива, только находилась без сознания. Незнакомец, спасший Пашина и его жену, подошел к ним, положил руку на лоб Владиславы, подержал немного и разогнулся.
      - Ничего страшного, скоро очнется. Талисман спас ее, отвел ручей черной _силы_. А тебе, Илья Константинович, следовало бы действовать побыстрей и порешительней. Слуги Морока шутить не любят и появляются не зря. С ними нельзя долго разговаривать - _заморочат_.
      - Спасибо, друг, - сказал Илья глухо, чувствуя головокружение. - Кто вы?
      - Меня зовут Георгий. И мы уже встречались.
      Костер в трех шагах от палатки внезапно выбросил язычок огня, и в этом зыбком прыгающем свете Пашин увидел лицо неожиданного спасителя. Он узнал его: этот молодой с виду, лет тридцати пяти, мужчина помогал им бежать из храма Морока год назад.
      Через несколько минут все трое сидели у вновь разведенного костра и беседовали. Владислава пришла в себя, но зябла и сидела закутанная в одеяло, прижимаясь к плечу Ильи. Поначалу и он чувствовал себя неуютно, прислушиваясь к лесной тишине, то и дело переходя на "внеглазное" зрение, потом заметил веселый огонек в глазах Георгия и расслабился. Колдун по имени Хрис и его свита покинули Брыкин бор, владея, очевидно, легкоступом, и были далеко отсюда.
      Выпили по кружке чаю, подсластив его ягодами земляники, которую насобирала днем Владислава.
      - Спасибо за помощь, - сказал Илья, погладив вздрагивающие на его локте пальцы жены. - Без вас нам пришлось бы туго. Как говорил один поэт: я думал, нас пришли лечить, а нас приехали мочить.
      Георгий усмехнулся.
      - Хрисанф постарел и потерял большую часть своей черной _силы_, но все еще очень опасен. С ним нельзя вести беседу, он владеет _устроением речения_, то есть умением морочить голову и отводить глаза.
      - Гипнозом.
      - Можно сказать и так.
      - Вы за нами следили?
      - Зачем? - не понял сотрудник ведической службы безопасности. - Достаточно знать линию ваших намерений, чтобы найти координаты местонахождения. Вам пора научиться блокировать свои мысленные целеустановки. Хрис боялся, что вы посвящены в Витязи и знаете методы маскировки, поэтому шел к вам извилистым путем. Я же шел напрямик.
      - Вовремя появились, еще раз спасибо.
      - Не за что, обретенник.
      - Как-как? Кем вы меня назвали?
      - Вы еще не Витязь, Илья Константинович, только ученик или скорее куколка Витязя. По-старорусски - обретенник.
      - Я думал, обо мне забыли... после Ильменя. Ни слова, ни взгляда, ни письма, ни намека.
      - Всему свое время, да и забот у наших копных правил (он сделал ударение на последнем слоге) много, не поспевают они за всем. Однако времени у меня мало, поэтому перейдем к делу, с вашего разрешения.
      Илья покосился на жену.
      - Может, поговорим вдвоем?
      - Зачем? Она тоже обретенница-ведунья, пусть знает. Нельзя вас отделять друг от друга, такая уж планида на двоих.
      - Карма?
      - Пусть будет карма, термин не суть важен, главное - внутреннее наполнение. Раньше на Руси говорили - судьбина, реже - юдоль или перст божий. А пришел я к вам вот с каким замыслом. Евстигней Поликарпович в последнее время занимался руноплетением...
      - Этот колдун требовал, чтобы я отдал ему некую _руновязь_.
      Георгий кивнул.
      - Они знают, что существует Руна Света, вызывающая белых богов. А Евстигней нашел к ней ключ. Но никто не знает точно, удалось ему _связать_ Руну Света или нет. В связи с этим тебе первое задание.
      Георгий перешел на "ты", и Пашин отметил этот факт про себя, хотя возражений на сей счет не имел.
      - Надо попытаться найти володарь с Руной.
      - Что такое володарь?
      - Руны вырезаются либо на деревянной доске, либо на бересте, эта основа и называется володарем. Грамоты и всеясветные книги Евстигнея мы нашли и передали кому следует, а вот володарь - нет. Попробуй теперь ты.
      Илья хотел спросить: где же я его найду, не будучи ни родственником волхва, ни посвященным? - но вовремя прикусил язык. Возможно, задание было тестом для инициации посвящения. Его надо было выполнить самостоятельно.
      - Что еще?
      Георгий понял заминку собеседника, дернул уголком губ.
      - Этого вполне достаточно. Но хочу предупредить. В разных районах центрального региона России начали исчезать молоденькие девушки.
      Владислава вздрогнула.
      Илья успокаивающе прижал ее к себе, пристально вгляделся в смуглое невозмутимое лицо Витязя.
      - Вы хотите сказать, что...
      - Началась подготовка к _исходу_ Морока. Он и так задержался на Земле, породив неисчислимые бедствия, а теперь собрался домой, на отдых. Все его холуи активизировались, в том числе и бывший маг-опорник храма Хрисанф. Они хотят восстановить модуль выхода.
      - Врата с Ликом Беса? Но ведь мы их сожгли.
      - Модуль действительно можно восстановить. Либо с помощью Руны Света, как ни странно, либо с помощью гекатомбы - глобального жертвоприношения девственниц.
      - Вот почему исчезают девушки! Их ловят слуги Морока! Вы знаете, кто этим занимается?
      - Пока нет. Есть подозрения, что место Клементьева занял новый Черный Вей, эмиссар Морока. Но кто он, где окопался, точных данных нет. Мы подключили к этой проблеме кое-кого из обретенников, но результата еще не видно. Так вот, Илья Константинович...
      - Можно просто Илья.
      - В связи с активизацией черных обавников возникает проблема защиты всех, кто год назад нанес ощутимый вред делу _зверя_. То есть Морока. Сегодняшний визит Хриса подтверждает мои предположения. На вас началась самая настоящая охота. Предупредите всех соратников об опасности. Берегитесь _вселений_. Пси-матрица Морока способна внедряться в любой предмет и вселяться в любое живое существо.
      - Понятно, - кивнул Илья.
      - И мой тебе совет: узришь _обавника_ или хха - не вступай с ними в вербальный контакт, бей первым, на уничтожение!
      - Понял.
      - Разве это обязательно - уничтожать людей? - не выдержала Владислава. - Даже если они бандиты - они все равно люди.
      Мужчины переглянулись.
      - Люди, которые ставят себя вне рамок человеческого общества, - мягко сказал Георгий, - уже не люди. Задача защиты от них первична, все остальное, включая понимание и профилактику, вторично.
      - Все равно меня учили, что никого нельзя убивать.
      - Ситуация выбора неизбежна: или бандиты, или невинные люди. В тот момент, когда бандит, конечно же имеющий право на индивидуальную свободу, покушается на свободу или жизнь другого индивидуума, он сразу выходит за грань божественного закона. Мне, например, далеко не все равно, кто останется в живых в результате конфликта: бандит, убийца, террорист или мой друг, жена, брат, сестра, дочь или сын. Однозначно бандит жить не должен!
      - Но ведь прежде надо понять причины... - с меньшей уверенностью сказала Владислава.
      - Понимание причин агрессивности и целеустановок бандитов не должно означать прощения агрессии. Если мы не будем защищать себя, своих близких, свой род - мы погибнем. К сожалению, у меня нет времени на долгую дискуссию. Возможно, мы еще встретимся и вернемся к этому разговору.
      Георгий встал.
      Илья поднялся тоже, глядя в глаза гостя.
      - Возьми, - протянул ему тот какой-то тускло блеснувший кругляш с тонким муаровым рисунком, напоминающим мандалу.
      - Что это?
      - Цата, амулет Белобога, символ власти белого волхва. Он принадлежал Евстигнею.
      - Значит, Евстигней все-таки... погиб? Георгий отвернулся, подержал руки над костром.
      - Все мы смертны. Волхвы тоже. Хотя он был моим учителем и мне его будет не хватать. Прощай.
      - Постойте, - засуетился Илья, - зачем мне цата, символ власти? Я не волхв и даже не посвященный...
      - Посвящение бывает разным, одно из них ты уже прошел. Теперь ты - _предреченник_. Цата защитит тебя, если твои внутренние помыслы отвечают духовной печати Белобога. Я верю, что это так. До встречи, друг. Желаю счастья, милая барышня.
      Георгий поклонился и зашагал к лесу, не оглядываясь, исчез в темноте. Илья попытался проследить за его движением, но ничего не услышал. Скорее всего Витязь тоже владел легкоступом и мог перемещаться на большие расстояния мгновенно.
      - Что все это значит? - тихо проговорила Владислава, прижавшая кулачки к груди.
      Илья посмотрел на тяжелый холодный кругляш из серебристого металла, похожего на серебро, спрятал его в карман ветровки и сказал со вздохом:
      - Это значит, милая барышня, что экспедиция к кургану откладывается на неопределенное время. Надо срочно ехать в Москву, искать наших друзей: Грома, Валерию, Серафима, - и предупредить их о новом появлении зверя.
      - Я... боюсь! - зябко вздрогнула Владислава.
      Илья молча обнял жену, понимая, что их спокойная мирная жизнь закончилась.
      


      

Назад  
Василий Головачев =>> Автор: Биография | Фотографии | Интервью | Off-лайн | Премии
Произведения: Библиография | Циклы | Романы | Повести | Рассказы
Галерея: Картинки | Иллюстрации  Конкурсы   Форум  Архив

© Официальная страница Василия Головачева, 1998-2012 гг.

Рисунки, статьи, интервью и другие материалы НЕ МОГУТ БЫТЬ ПЕРЕПЕЧАТАНЫ без согласия авторов или издателей.

Оставьте ваши пожелания, мнения или предложения!
©2016 Василий Головачев (http://www.golovachev.ru)
Дизайн Владимир Савватеев, 2004
Верстка Павел Белоусов, 2004