Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт
Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт Василий Головачев - официальный сайт
Сайт "Русская фантастика"
Книги Василия Головачева
О Василии Головачеве
Иллюстрации к книгам Головачева
Форум Василия Головачева
Гостевая книга Василия Головачева
Архив новостей

Палач времен

Назад   Вперед


       Идущий Вопреки метнул черный луч свертки пространства,
      намереваясь выбить "жезл силы" из лапы обезьянозмея. В следующее мгновение лезвие дриммера удлинилось, пронзило рог"кентавра" и туловище судебного исполнителя, превратилось вогненный ручей, ударивший в центр "планетопузыря", где пульсировал тускнеющий клубок оранжевого пламени - "светило" этого мира. Идущий Вопреки посмотрел единственным узким идлинным глазом на свою грудь, в которой образовалось дымящееся отверстие, хотел было увеличить потенциал защиты и отступить, уйти в "струну", но не успел.
       Его тело заколебалось, как пелена дыма, начало рваться наклочья и струи, втягивающиеся в яростный ручей огня, и в течение короткого времени распалось, влилось в общий потокэнергии дриммера.
       Последнее, что смог сделать умирающий судебный исполнитель, - это послать компакт-депешу Судье о своей гибели. Онне знал, что в тысячах других миров "засыхающих" Ветвей точно так же погибли тысячи других судебных исполнителей, попавших в ловушку.
       Первый "отборочный" этап Игры Палач выиграл вчистую, хотяпри этом преступил базовые Законы Древа Времен, запрещавшиеограничивать его рост и упрощать мерность дендроконтинуума.

Глава 3


       Ивору Жданову исполнилось двадцать четыре года. Это былневысокий по меркам века, хрупкий на вид молодой человек сгривой каштановых волос и синими глазами, в которых светились ум и воля. Лицо у него было овальное, с твердым подбородком. Губы, чуть полнее, чем требовали каноны мужской красоты, всегда были готовы сложиться в улыбку, хотя могли итвердеть до упрямой жесткой линии, а нос, хоть, и напоминало сотнях поколений славянского рода, не портил лица.
       В мае две тысячи триста двадцать пятого года Ивор закончил факультет квистории * Среднеевропейского гуманитарногоуниверситета и теперь раздумывал над

       * Квистория (квантовая история) - наука, изучающая вероятностные модели исторического развития социальных системЗемли в условиях многовариантного копирования. Квистор - специалист по квистории.
      
      своей дальнейшей судьбой. Он получил целых три предложенияот разных организаций, но пока не пришел к консенсусу с самим собой, так как предложения казались равноценными.
       Одно из них исходило от профессора Кострова, преподающегов университете динамику квистории и одновременно работающегов ИВКе - Институте внеземных культур. Костров предложил молодому квистору не тратить время на аспирантуру, а сразувойти в группу ИВКа, занимающуюся палеоконтактами на основехронотеории всемирно известного ученого Атанаса Златкова.
       Второе предложение сделал декан факультета Трофим Ивашура- стать аспирантом и заняться углублением и расширением теории квантовых состояний Древа Времен.
       Третье неожиданно выдал комиссар-два службы безопасностиЕвразийского нойона Федор Полуянов. Он заявился к Ивору лично - молодой человек жил в отдельной квартире-виноградинеТверской жилой грозди, - долго расспрашивал его о жизни, оконтактах с отцом Павлом и матерью Ясеной, интересовался, нерассказывал ли отец о встречах с необычными гостями, а затемпредложил войти в группу "Роудаскер" наземной службы безопасности в качестве оперработника. В крайнем случае - в качестве консультанта по квистории.
       Последнее предложение было уж и вовсе неожиданным, хотя илестным, но Ивор не дал Полуянову ответа сразу. И не потому, что не хватило решительности - он как раз отличался быстройреакцией и дерзостью, свойственной поэтам во все века (молодой ученый писал стихи), - а потому, что хотелось попробовать себя сразу во всех трех областях деятельности, которыеоткрылись перед ним. Посоветоваться он мог только с мамой, работающей в ИВКе под началом Кострова и желавшей видеть сына рядом. Отец еще ранней весной вместе с Атанасом Златковыми своим другом Григорием Белым, советником СЭКОНа, отправился в какую-то секретную экспедицию и до сих пор не вернулся.
       Поломав голову и не найдя оптимального решения, Ивор отложил его до лучших времен и согласился провести несколькодней в компании сверстников, таких же выпускников университета, как и он, среди которых была и девушка, которая емунравилась, - Альбина Яворская, первая красавица факультета имисс Тверь прошлого года. Заводилой и душой компании былКостя Ламберт, спортсмен и шутник, в которого были влюбленымногие девушки факультета, хотя он вел себя со всеми одинаково, в том числе и с Альбиной, что задевало красавицу изаставляло держаться подчеркнуто независимо. Именно Костепринадлежала идея провести уикенд в одной из экозон Венеры, и именно Альбина раскритиковала идею и предложила свой вариант: центральную Мексику, где недавно раскопали и воссоздалидревний город ацтеков - Пинкучиали.
       Вероятно, у нее были высокие покровители из числа чиновников Центральноамериканского нойона, которые дали разрешение группе молодых людей в количестве девяти человек провести какое-то время на территории заповедника с обновленнымгородом. Хотя об этом никто из них не подумал. Главное - ихдопустили туда, куда другим вход был заказан.
       Отряд высадился на плато Дель Парраль с туристическогодирижабля, развернул походные модули "Пикник" и принялся заниматься культурным отдыхом, как его понимали члены отряда.
       Сначала они посетили город, сняв на видео себя на фонеживописных террасовидных пирамид и ритуальных храмов, поглазели на работу терраформистов, строителей и художников, кропотливо восстанавливающих акведуки, пирамиды, здания, фрески, стелы, орнамент и скульптурный парк древних ацтекскихсооружений, искупались в реке Кончос. Затем погуляли посельве - в защитных униках, естественно, спасающих от москитов и прочих жужжащих и кровососущих тварей, и принялисьнаслаждаться яствами, которые приготовил им кухонный комбайн"Скатерть-самобранка". После чего начался концерт исполнителей песен под старинные гитару и синтезатор, танцы, философские беседы и раскованный треп. Мужчины изощрялись в остроумии, женщины оценивали их юмор и с удовольствием разрушали воздушные замки надежд сильной половины на завоеваниесердец слабой половины человечества.
       В этих упражнениях ума и изящного слога нашлось место истихам Ивора, который прочитал свои последние творения. Мужчинам особенно понравилось:
      
       Я помню - в мощи этих крыл Слились огонь и мрак, -
       В самом уж взлете этом был Паденья вещий знак.
      
       А женщинам:
      
       Сумрак неизмеримый гордости неукротимой,
       Тайна, да сон, да бред:
       Это - жизнь моих ранних лет... *
      
       Однако на Альбину стихи Жданова не произвели особого впечатления, она была занята собой и попытками завладеть вниманием Кости, который в свою очередь умело дирижировал компанией и держал процесс под контролем. Поэтому никто не удивился, когда эта пара вдруг исчезла в неизвестном направлении. Вечер середины мая продолжался, теплый, напоенный ароматами сельвы, но у костра вскоре остался только один Ивор, расстроенный поведением примадонны и завороженный пляскойязычков огня. Остальные разбились по парам и разбрелись ктокуда, наслаждаясь предельно романтическим по нынешним условиям века живой и умной техники вечером.
       Посидев у затухающего костра в позе мыслителя, Ивор заскучал, хотел было пойти спать в одну из кают модуля, новдруг почувствовал неизъяснимую тягу к приключениям, нацепилна пояс ремень антиграва и взлетел над лагерем в фиолетовоенебо, полное искусственно созданных видеокартин - рекламных, информационных и развлекательных, создающих ансамбль
       * В романе использованы стихи Э. По, К. Бельмонта, В. Высоцкого, Н. Игнатенко, С. Андреева, В. Гафта, Е. Лукина.
      
      световой архитектуры, из-за которой Земля была видна из любой точки Солнечной системы. Поэтому вечер и ночь таковыминазвать было трудно, так как поверхность Земли, не освещенная Солнцем, была всегда освещена почти как днем. Но ухищрениями светотехников ночное небо при этом оставалось темным извездным, лишь изредка закрываясь пеленой туч для плановыхдождей и гроз.
       Покружив над лагерем на стометровой высоте, Ивор направилполет к ацтекскому городу, строения которого были освещеныеще не все, и опустился на вершину самой высокой пятиступенчатой пирамиды со срезанной вершиной, которая была сложенаиз пористых каменных плит и пока не восстановлена полностью.
      Привлекло молодого поэта и будущего квистора то, что пирамида была не освещена и вокруг нее не возились строители и архитекторы. Обойдя верхнюю площадку пирамиды, Ивор запрокинулголову и долго смотрел в небо, на звезды, проглядывающиесквозь эфемерную световую вуаль реклам, хотел было спуститься на нижнюю ступень пирамиды, и в этот момент зенит проколол пронзительно голубой луч света, вырос в поток смарагдового пламени, и в центр площади напротив пирамиды, на которой стоял Ивор, вонзился сияющий огненный кулак. Раздалсячудовищный грохот, взрыв, во все стороны полетели ручьи огня, осколки каменных плит и черные рваные хлопья, насквозьпробивающие стены зданий. Один из таких рваных иззубренныхобломков упавшего с неба объекта пронзил пирамиду Ивора, второй пролетел мимо буквально в метре, и лишь тогда молодойчеловек наконец вспомнил об антиграве и прыгнул с покосившейся плиты верхушки пирамиды в небо.
       Грохот стих. Огонь втянулся в корпус необычного летающегоаппарата, косо воткнувшегося в поверхность площади, окруженного торчком вставшими плитами. Дым и пыль осели, и взоруошеломленного происшествием Ивора предстала утыканная черными колючками деревянная дубина километровой длины.
       Именно это сравнение первым пришло в голову. Затем стометровые колючки-шипы начали отваливаться от бугристого, пористого, обуглившегося корпуса "дубины" и распадаться в черную пыль. На глазах пораженного свидетеля катастрофы с поверхности удивительного сооружения за несколько секунд опаливсе шипы, кроме одного, светящегося изнутри, мутно-прозрачного, как старинное бутылочное стекло. Ивор невольно приблизился к нему, завороженный игрой кружащихся внутри пятигранного шипа зеленых звездочек, и почувствовал пристальный, оценивающий, печальный, слепой взгляд. Вздрогнул, отшатываясь.
       "Человек, не уходи! - раздался в голове тихий шуршащийголос, похожий на шелест ветра в ветвях дерева. - Мы тебя необидим. И у нас кончается запас индивидуальности".
       "Кто... вы?" - мысленно спросил Ивор в ответ.
       "Мы из тех, кого больше не будет. Мы последние из уходящих. Мы посланы с известием".
       С каждой фразой пульсация звезд внутри гигантского остроконечного нароста замедлялась, свечение угасало, звездытускнели, а "стекло" темнело.
       - С каким известием? - спросил Ивор вслух. - Кому?
       "Мы прошли семьсот семьдесят шесть Ветвей... - Мысленныйшепот существа или существ, живших внутри шипа, стал почтинеслышен. - Ваша... Ветвь... последняя... мы ищем... носителей родовой линии человека... по имени Павел Жданов..."
       "Это мой отец!"
       "Мы его... посланцы..."
       "Но он ушел в экспедицию, и на Земле его нет. Где он?!"
       "В одной из отмирающих Ветвей... очень глубоко... на пределе... Ты тоже носитель отпечатка... его личности..."
       "Я его сын".
       "Он в опасности..."
       "Что с ним?!"
       Шепот почти угас:
       "Ветвь становится тенью... виртуальным миром... выходане... ищи... по запаху... никому не..."
       Давление на мозг Ивора прекратилось. Звезды внутри гигантской колючки погасли. Сама она почернела, покрыласьсетью трещин и вдруг отделилась от корпуса корабля-матки,
      упала на одно из восстановленных зданий города и с грохотомраскололась на задымившиеся осколки.
       Ивор очнулся, поднялся чуть выше; разглядывая разбившийсянегуман-корабль в поисках еще "живых" шипов, ничего не обнаружил и только теперь осознал всю серьезность происшествия имрачную тайну появления посланцев. Отец оказался в опаснойситуации, и его надо было спасать!
       С воем к трубе-Шубине чужого космического корабля примчалась стая аппаратов, принадлежащих пограничникам, службе общественной безопасности, аварийно-спасательной службе, медикам и аэроинспекции, выбросила десант. Над городом загорелось МК-зеркало, освещая каждую его деталь.
       Закипела работа. Эфир заполнился "морским" прибоем оперативных переговоров, команд, сводок, скрипами бланк-сообщенийи возбужденными голосами корреспондентов информационныхагентств. К зависшему в полукилометре от чужого спенсераЖданову приблизился упавший с неба галеон с эмблемой службыбезопасности, откинул колпак блистера.
       - Залезайте ко мне, молодой человек, - раздался чей-тоглуховатый голос.
       Человек на переднем сиденье аппарата повернул к Ивору голову, и тот узнал приятеля отца, комиссара-два Евразийскогофилиала наземной службы безопасности Федора Полуянова. Иворне удивился появлению комиссара, лишь подумал, что тот оказался на месте катастрофы наравне с операми своей службы, что говорило о его быстрой реакции и ответственности.
       - Какими путями тебя сюда занесло? - продолжал Полуянов, когда Ивор сел рядом с ним.
       Пришлось рассказать об отдыхе в компании бывших выпускников университета.
       - Они тоже наблюдали падение этой колымаги?
       Ивор покачал головой.
       - Они все разошлись, и я прилетел сюда ради любопытства.
      Лагерь находится в трех километрах отсюда. Если хотите, можем долететь до него и расспросить ребят.
       - Мы так и сделаем. А ты видел весь процесс падения илитолько финальную стадию?
       - Не знаю, я смотрел в небо... мечтал... - Ивор слегкапорозовел. - И вдруг луч света! И появление этой громадины... издали она очень была похожа на дубину с шипами. Новсе шипы при ударе о землю отвалились.
       Полуянов пристально посмотрел на Жданова.
       - Это точно? Все отвалились? Сразу или в какой-то последовательности?
       В памяти Ивора всплыл мысленный шепот уцелевшего существа, обитавшего в глубине шипа:
       "Ищи по запаху... никому не..."
       Что хотел сказать умирающий организм? Кого следовало искать "по запаху"? И что значит "никому не"? Никому не рассказывай?
       Пауза затянулась.
       - Что молчишь? - добродушно проговорил Полуянов. - Ты всевидел? Шипы отваливались не сразу? Некоторые из них были активными?
       - Только один, - пробормотал Ивор.
       - Ты с ним... контактировал?
       - Н-нет, - ответил Ивор быстро. Слишком быстро.
       - Не бойся, - усмехнулся Полуянов. - Никто ничего не узнает. Я друг твоего отца и понимаю кое-что в квистории. Тебедали информацию о его местонахождении?
       - Нет, - более уверенно сказал Ивор. - Я понял только, что он находится в какой-то умирающей. Ветви и что ему грозит опасность.
       О том, что посланник отца предложил искать его "по запаху", Ивор умолчал.
       - В какой именно Ветви, ты не знаешь?
       - Не знаю. Честно.
       - Верю. - Полуянов задумчиво побарабанил пальцами поизогнутому подлокотнику сиденья, глядя на суету тревожныхслужб вокруг чужого космолета. - Жаль, что они не успелидать тебе точные координаты команды Жданова. Это помогло быизбежать многих неприятных процедур.
       - Каких процедур? - не понял Ивор.
       - Информация, которую ты получил, крайне важна, и нам необходимо знать малейшие детали. Придется сканировать твоюпамять... если ты сам не вспомнишь все подробности.
       - Вы шутите?! - не поверил Ивор.
       - К сожалению, мой мальчик, ты не понимаешь всей серьезности происходящего.
       - Но я действительно больше ничего не знаю! Тот, кто сомной разговаривал на пси-волне, был почти мертв и успел сообщить только об опасности, грозящей отцу. Кстати, вы должнызнать больше, так как вы сами посылали его в эту экспедицию.
       - Ты прав, - кивнул Полуянов. - Я готовил экспедицию идолжен был участвовать в ней, если бы не... - Комиссар пожевал губами. - Впрочем, это уже не важно. Однако прошу тебя онашей беседе ни с кем не говорить, этим ты только усугубишьположение отца... да и свое тоже. Если вспомнишь еще что-нибудь существенное о выпадении посланника - позвони.
       - Как вы сказали? О выпадении?
       Полуянов покосился на лицо сбитого с толку молодого человека.
       - Этот негуманский спейсер выпал из "струны" у Юпитера, облетел все планеты Солнечной системы, а потом прыгнул кЗемле. Мне очень хотелось бы знать, почему он объявилсяздесь, в Мексике, хотя мы ждали его в другом месте, и почемуименно ты стал свидетелем его выхода.
       - Я н-не знаю...
       - Верю. Хорошо, если на этом инцидент и закончится. Прощай пока. Звони, если что.
       Ивор включил антиграв, поднялся над галеоном службы безопасности, проводил его взглядом. Галеон устремился к освещенной угрюмой колонне разбившегося негуманского спейсера,
      затерялся среди множества огней в карусели спецтехники.
       Остро захотелось посоветоваться с отцом, рассказать остранных угрозах комиссара, поделиться впечатлениями от контакта с негуманами. Потом пришла мысль: мама тоже в своевремя попутешествовала с отцом по мирам Древа и понимает вэтом толк. Она может дать хороший совет.
       Приняв решение, Ивор облетел кругом "дубину" чужого корабля, вокруг которого уже установили лучевую завесу дляобозначения зоны недоступности, встретил возбужденных приятелей, примчавшихся к месту падения корабля, но делиться сними полученной информацией не стал. Хотя желание повыситьсвой статус в глазах Альбины было. Но она с подчеркнутым победно-независимым видом держала за руку Костю Ламберта, иЖданов с грустью признал в душе свое поражение.
       Выслушав с десяток предположений о причинах случившегося, Ивор тихо, по-английски покинул приятелей, забрал свои личные вещи в лагере и на турфлайте добрался до метро. Черезнесколько минут он вышел из метро Твери, - здесь царил полдень, - взял пинасс-такси и вскоре выбрался из него на стосорок третьем ярусе седьмой жилой грозди города. Блок подномером девятнадцать, где жила семья Ждановых, венчал ярус исостоял из четырех комнат с перестраиваемым интерьером: двухспален, гостевого зала и рабочего кабинета с двумя независимыми выходами на Интерпаутину.
       Мать была дома - занималась триаксом в компании подруг. Увидев сына, она обрадовалась и удивилась.
       - Что-нибудь произошло? - спросила она, оставив подруг вгостиной. - У тебя неприятности?
       Ивор понял, что она еще не знает о падении негуманскогоспейсера в Мексике.
       - Неприятности, похоже, у отца, - мрачно проговорил он иповедал маме историю своего контакта с негуманоидом.
       Ясена выслушала рассказ сына молча, не перебивая и неахая, как это обычно делают все матери. Это была уже не таиспуганно-решительная красивая девочка, стечением обстоятельств вырванная из родовой ниши на планете Гезем одной из"тупиковых" Ветвей Древа Времен. Став женой Павла, она закончила исторический факультет Московского университета, затем Академию псисоциологии, стала эфаналитиком ВКС, потомначальником отдела квистории СЭКОНа. Куда бы ни заносиласудьба мужа, она всегда была рядом, умудряясь при этом бытьклассным специалистом своего дела и любящей женой. Хотя впоследний поход Жданова она почему-то осталась дома.
       - Что будем делать? - тихо спросил Ивор, не дождавшисьреакции матери. Ясена очнулась.
       - К Полуянову больше не обращайся, мальчик. Не нравятсямне его странные намеки. Я попробую навести кое-какие справки по своим каналам, а ты поговори со стариком Ромашиным. Думаю, он тебе кое-что объяснит.
       - Кто это?
       - Игнат Ромашин, бывший глава службы безопасности, теперьпросто художник и скульптор. Статую "хронорыцаря" в нашемродном Парке Воспоминаний видел? Его работа.
       - Почему ты уверена, что этот старик мне кое-что объяснит? Что именно?
       - Поговори с ним, - уклончиво ответила Ясена. - Но большеникому ни слова! Особенно комиссару Полуянову. Обещаешь?
       Ивор внимательно посмотрел на мать, и в сорок два года непотерявшую своей привлекательности и красоты.
       - Ты от меня что-то скрываешь. Ты знала, что отец ушел вСтвол?
       Ясена выдержала взгляд сына.
       - Знала, но тебе знать об этом было рано. Разберемся сэтим странным посланием негуманов - поговорим.
       - Но почему нельзя об отце говорить с дядей Федором? Онже комиссар безопасности и друг отца.
       - Есть хорошая пословица на этот счет: никогда не судитео человеке по его друзьям, у Иуды они были безупречны *. А теперь займись своими делами, мальчик, мне пора провожатьподруг.
       Ивор поцеловал мать, спустился в гостиную, попрощался сподругами мамы, проводившими его шутками и любопытнымивзглядами, и снова вызвал такси. Он решил не откладывать дела в долгий ящик и сразу поговорить с бывшим комиссаром земной СБ Игнатом Ромашиным.

Назад   Вперед
Василий Головачев =>> Автор: Биография | Фотографии | Интервью | Off-лайн | Премии
Произведения: Библиография | Циклы | Романы | Повести | Рассказы
Галерея: Картинки | Иллюстрации  Конкурсы   Форум  Архив

© Официальная страница Василия Головачева, 1998-2012 гг.

Рисунки, статьи, интервью и другие материалы НЕ МОГУТ БЫТЬ ПЕРЕПЕЧАТАНЫ без согласия авторов или издателей.

Оставьте ваши пожелания, мнения или предложения!
©2016 Василий Головачев (http://www.golovachev.ru)
Дизайн Владимир Савватеев, 2004
Верстка Павел Белоусов, 2004